НАЧАЛЬНЫЕ ШКОЛЫ В СКВ

Больше
09 апр 2013 11:40 - 09 апр 2013 11:40 #13176 от otetz007
С.М. Андреев
НАЧАЛЬНЫЕ ШКОЛЫ В СИБИРСКОМ КАЗАЧЬЕМ ВОЙСКЕ
В: Философия образования. 2006. Специальный выпуск 2. С. 231-235.
[/b]


Созданное в 1808 г. Сибирское линейное казачье войско остро нуждалось в грамотных людях: редутных начальниках, урядниках, писарях, каптенармусах и др. В первые годы его существования нередкими были случаи, когда «…приказ начальства, полученный иногда о нужном и неотложном исполнении, некому было прочитать в целом селении и посылали для того в другое» [1. С. 296]. В 1815 г. по распоряжению командующего войском С.Б. Броневского были открыты полковые и эскадронные (сотенные) школы. Обратив внимание на то, что в большинстве поселений казачьи дети «…вовсе не обучаются грамоте и к бедствию своему и ко вреду службе Его Императорского Величества остаются праздными», он обязал полковых и сотенных командиров организовать их учебу. Все мальчики, начиная с 7-летнего возраста, стали учиться чтению, письму, арифметике, священной истории, причем из-за недостатка средств широко применялся метод взаимного обучения английского педагога Дж. Ланкастера [2. Л. 285, 295; 1. C. 298]. Кроме того, для подготовки малолетков к будущей военной службе местному начальству предписывалось «…обучать их перед классами и после оных правильно стоять и маршировать, и приучать владеть оружием, и показывать рубку саблями, сделав оные хотя деревянные». Содержались школы за счет своих полков. Школьными учителями становились выпускники войскового училища, открытого в 1813 г. В 1820 г. в полковых и эскадронных школах войска обучалось 2170 казачьих детей [3. С. 114-115 ].
Однако начавшаяся вскоре реорганизация войска на военно-поселенных началах негативно сказалась на состоянии школьного дела. В 1825 г., чтобы «…дать возможность казачьим детям помогать своим отцам расширить, насколько возможно, обработку земли под общественную пашню и этим поднять экономическое благосостояние казачьего населения» [3. C. 128], командующий Отдельного Сибирского корпуса генерал П.М. Капцевич значительно сократил число учеников в войсковых начальных школах.
В последующие годы в полку полагалось иметь 6 сотенных школ по 20 учеников в каждой, что было закреплено Положением о войске 1846 г. Учебная программа была заимствована из школ военных кантонистов: дети обучались Закону Божьему, грамматике, чистописанию и арифметике, а также получали азы «фронтового образования». В каждой школе были деревянная лошадь и комплект деревянных ружей, шашек и пик. Строевая подготовка проводилась на школьном дворе, а зимой – в сотенных учебных домах. На содержание каждой школы отпускалось от войска по 2 руб. 26 коп. До 1846 г. учителя готовились в войсковом училище (г. Омск), а позже – в Омском батальоне военных кантонистов. Содержание они получали наравне со строевыми нижними чинами.
В целом же, в дореформенный период назначение войсковых начальных школ носило сугубо прагматический характер: они готовили необходимый минимум грамотных людей для служебных целей. Школы существовали для строевых частей и на их средства.
Реформа 1861 г., ликвидировавшая военно-поселенную организацию Сибирского казачьего войска, не могла не затронуть и войсковых начальных школ. Для распространения грамотности среди войскового населения предполагалось открыть школы в каждой станице. Обучение в них должно было стать обязательным для всех казачьих детей и носить «гражданский» характер [4. Л. 161-171]. Расходы на жалованье учителя (21 руб. 45 коп. в год) и содержание школьного здания производились из средств станичных обществ.
Однако в полном объеме это начинание не было реализовано. В 1868 г. в войске состояло лишь 74 начальных школы с 1214 учениками. Из-за крайней ограниченности станичных капиталов одни общества отказались от содержания школ, другие нанимали в качестве учителей малограмотных казаков, которые не могли «…обучить чтению и письму даже в течение 2-3 лет» [5. C. 144]. Многие из казаков шли на эту хлопотную и низкооплачиваемую должность лишь из-за освобождения от военной службы. Это приводило к уменьшению уровня грамотности сибирских казаков. В 1870-е гг. представители войсковой администрации отмечали: «В старших поколениях казаков грамотность была более развита, нежели в младших … Замечалось, что в общественных приговорах старики рукоприкладствовали за неграмотных молодых и что присутственные места прежде с большей легкостью обеспечивались грамотными писарями» [5. C. 131]. В 1878 г. школы имели только 106 казачьих поселений из 168. Около 2/3 мальчиков и 9/10 девочек школьного возраста не посещали школы. Грамотность среди мужского населения составляла 28 %, среди женского – 3% [6. C. 51]. Расходы обществ на учебные пособия составляли от 1 рубля до 60 руб. в год. Во многих школах обходились даже без азбук, бумаги и карандашей. В некоторых из них «учились читать … по обрывку романа, а писать учились на песке». Более половины школ располагались в общественных домах, для трети школ – нанимались частные дома, ученики остальных школ занимались поочередно в домах своих родителей.
К этому времени казачье население во всех отношениях, кроме военного, находилось в ведении гражданской администрации. Однако ни областные, ни уездные власти не обращали внимания на состояние школьного дела в казачьих поселениях. В 1877 г. войсковое начальство получило от военного министерства разрешение на ежегодное выделение из войскового капитала 12 тыс. руб. для пособия станичным и поселковым начальным школам. Часть этих средств была также предназначена для обучения в Омской учительской семинарии 10 войсковых стипендиатов с последующим направлением их в станичные школы.
В 1884 г. распоряжением Степного генерал-губернатора, являвшегося одновременно войсковым наказным атаманом, казачьи школы были переданы в ведение войсковой администрации. Непосредственное руководство ими было возложено на атаманов военных отделов. Они же по соглашению с обществами утверждали кандидатуры школьных учителей.
Вместе с тем, контроль за уровнем подготовки учителей и организацией учебного процесса был возложен на инспекторов народных училищ Акмолинской и Семипалатинской областей, должности которых были введены в 1885 г. Свои замечания по учебной части они сообщали атаманам военных отделов, которые в соответствии с рекомендациями инспекторов должны были обеспечивать школы всем необходимым. Обучение в войсковых начальных школах велось в соответствии с программами народных школ министерства народного просвещения (начальных 2-классных и 1-классных, с 1897 г. – 3-классных училищ). Дети обучались чтению, русскому языку, чистописанию, арифметике и проч. [7. C. 225-228]. К началу 1890-х гг. уровень грамотности среди казаков-мужчин вырос до 43,2 %, среди казачек – до 10,7 % [8. С. 35-37].
Однако, несмотря на эти изменения, состояние школьного дела в Сибирском казачьем войске оставалось сложным. Учебные занятия во многих поселках проходили в неприспособленных для этого помещениях: в общественных зданиях или в специально нанятых домах. Вплоть до середины 1890-х гг. в войске существовала передвижная школа, учитель которой вовсе не имел постоянного местопребывания и поочередно, наездами, обучал детей 4 поселков. На каждого учителя в конце XIX - начале ХХ вв. приходилось от 30 до 45 учеников разного возраста (от 7 до 16 лет), причем группы детей различных лет обучения зачастую находились в одном помещении, и учитель одновременно занимался с каждой из них. Школы по-прежнему испытывали хронический недостаток инвентаря и учебных пособий.
Но главной проблемой станичных и поселковых школ оставалась кадровая проблема. Материально труд учителей далеко не всегда оценивался должным образом. По-прежнему благосостояние педагогов в значительной степени зависело от состояния общественных капиталов. «Вознаграждение за учительский труд ничтожно, а обедневшие общества не соглашаются на увеличение содержания учителям», – отмечала войсковая администрация. Например, в 1894 г. 57 % учителей получали жалованье от 100 до 150 руб., 14 % – менее 100 руб. (еще в 1878 г. минимум жалованья, необходимый для обеспечения учителя, определялся в 100 руб.) [8. C. 37]. Значительная дифференциация размеров жалованья имела также основания иного рода – несмотря на то, что подготовка учительниц зачастую была значительно выше квалификации их коллег-мужчин, неравенство в оплате труда было существенным. Так, в 1894 г. средний размер годового жалованья был следующим:
1 военный отдел 2 военный отдел 3 военный отдел
Учителя 169 руб. 182 руб. 141 руб.
Учительницы 140 руб. 120 руб. 136 руб.

Поселковая администрация нередко объясняла это тем, что «женщины не могут преподавать гимнастику». Недостаток денежных средств для оплаты труда учителя многие поселки восполняли разного рода натуральными компенсациями: хлебом, выделением пахотного, сенокосного или рыболовного пая. В 1890-е гг. средства на выплату жалованья учителей формировались из следующих источников [8. C. 30-31; 9. C. 33-34]:
1894 г. 1897 г.
Жалованье от войска, % 36 32
Жалованье от обществ, % 57 61
Натуральные платежи от обществ, % 7 7

Правда, кроме жалованья учитель пользовался рядом льгот, которые также обеспечивались поселковыми обществами и имели натуральное или денежное выражение. Так, педагогу предоставлялась бесплатная квартира. В зажиточных поселках учитель «квартирное обеспечение» мог получить деньгами. Размер выплат подобного рода постепенно возрастал от 17-20 руб. ежегодно в начале 1890-х гг. до 20-60 руб. в начале ХХ в. Кроме этого общество обязано было обеспечить квартиру учителя бесплатным топливом и освещением.
Следствием низкого материального обеспечения и сложных условий труда педагогов, численность которых в конце XIX – начале ХХ вв. колебалась от 140 до 160 человек, являлась текучесть кадров. В условиях хронической нехватки учителей, когда в войске ежегодно насчитывалось от 8 до 18 вакантных мест, не существовало и не могло быть каких-либо жестких критериев для подбора преподавателей. Уровень образования и подготовки учителей, набиравшихся путем вольного найма, был самым различным. Так, в 1894 г. среднее образование имели 21 % из них, 76 % составляли лица, окончившие прогимназии и 5-классные городские училища, 3 % учителей прошли обучение лишь в начальных народных школах [8. C. 36]. Получившие педагогическую подготовку составляли лишь 15 % от общего числа учителей. Многие из них, получив за счет войска образование в Омской учительской семинарии и отработав после ее окончания установленные войсковой администрацией сроки, уходили в школы министерства народного просвещения, находя условия работы в них значительно лучшими.
В начале ХХ в. педагоги со средним образованием составляли уже лишь 5-10 % учителей войсковых начальных школ. Другой тенденцией, наметившейся на рубеже веков, стало неуклонное вытеснение учительницами своих коллег-мужчин. Соотношение учителей и учительниц в войске было следующим (в процентах):

1894 1898 1902 1907 1915
Учителя 43,6 33,3 37,5 25,4 29,3
Учительницы 56,4 66,6 62,5 74,6 70,7

Некоторое улучшение в кадровом вопросе наметилось лишь в начале ХХ в., когда войсковой администрации было разрешено выделять больше средств из войскового капитала для материального обеспечения учителей. В 1904 г. минимальный размер их жалованья был увеличен до 216 руб., содержание педагогов в бедных поселках войско взяло на свой счет. Был, наконец, решен вопрос об учительских пенсиях. В 1902 г. министерство народного просвещения предложило привлечь учителей войсковых начальных школ к участию в пенсионной кассе учителей гражданского ведомства. Войсковая администрация поддержало это предложение. Выплаты первоначального и ежегодных взносов, составлявших по 6% от размера содержания учителя, были приняты на счет войскового капитала [10. C.107-109] (отчисления эти, например, к 1913 г. составляли 7228 руб. 56 коп.).
Принятое в 1911 г. новое положение об учебной части войска отражало стремление войсковой администрации сохранить сословную обособленность казачьего населения. Двойное подчинение войсковых начальных школ (войсковой администрации и инспекторам народных училищ гражданского ведомства) было отменено. Теперь они во всех отношениях находились в ведении войсковых властей. Наблюдение за учебно-методическим процессом было возложено на инспекторов станичных и поселковых школ, должности которых были введены при каждом управлении военного отдела. В рамках школьной программы стало вновь уделяться особое внимание начальному военному обучению казачьих детей. Помимо пешей строевой подготовки подростки 9-15 лет начали получать общие представления об истории войска, о значении знамени, о воинской дисциплине и пр., заниматься гимнастикой (подвижными играми и выработкой умений преодолевать различные препятствия) и верховой ездой [12].
Ежегодное выделение дополнительных средств из войсковой казны было направлено не только на строительство новых школьных зданий и покупку учебных пособий, но и на повышение жалованья учителям, найм учительских помощников. К концу 1915 г. в войске состояло 188 начальных школ (17 из них были женскими), в которых обучались 11153 чел. обоего пола. 175 школ уже имели собственные здания. Школьный педагогический состав вырос до 244 чел. (учителей – 63, учительниц – 152, учительских помощников – 29). К этому времени учитель войсковой школы был уже не просто человеком, обучающим письму и счету. Он выступал популяризатором многих отраслей знаний, организовывал воскресные чтения и беседы, собиравшие до нескольких сотен слушателей. Во многом именно на учителей начальных школ опирались в своей работе представители агрономической организации войска. Специально для них устраивались различного рода практические сельскохозяйственные курсы, после окончания которых преподаватели становились проводниками передовых хозяйственных идей на местах. Уровень грамотности среди казаков в эти годы увеличился до 66,3 %, среди казачек – до 33,6 % [13. С. 43-55].
Однако возможности станичных обществ и войска по дальнейшему развитию школьного дела были ограничены. Военное министерство признавало, что казачьи войска без помощи государства не смогут обеспечить введение для казачьего населения всеобщего начального образования. Поэтому в 1916 г. был принят закон о передаче начальных училищ ряда казачьих войск, в том числе и Сибирского, из ведения военного министерства в ведение министерства народного просвещения. Этот закон имел большое значение для войсковых школ, которые получали право на дополнительное финансирование из средств министерства народного просвещения. Надзор за организацией учебного процесса был новь возложен на инспекторов народных училищ гражданского ведомства. Заметно улучшилось положение педагогов. На них был распространен ряд льгот: введены надбавки к жалованью за выслугу лет, дети учителей, проработавших более 10 лет, обучались бесплатно и т.п. Начиная с этого же года, по решению войсковых властей, увеличилось количество стипендий в Омской учительской семинарии, более того – был поставлен вопрос об учреждении в войске собственного подобного учебного заведения. Для замены выбывших педагогов вводился институт запасных учителей (один на 50 работающих) [14. С. 13-14].
Т.о., к середине 1910-х гг. сословная начальная школа в Сибирском казачьем войске достигла пределов своего развития. Ограниченные ресурсы станичных обществ и войскового капитала не могли обеспечить обучение всех желавших и имевших возможность учиться казачьих детей. Единственным выходом из сложившейся ситуации был переход к общесословной начальной школе. Вынужденный отказ войсковой администрации от сословного характера начального образования казачьих малолетков, поддержка казачьим населением этого начинания лишний раз свидетельствовали о развивавшемся в войске в эти годы процессе естественно-исторического расказачивания.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Из воспоминаний первого омского областного начальника С.Б. Броневского // Известия Омского государственного историко-краеведческого музея. – 1999 . – № 7.
2. Государственный архив Омской области (ГАОО). – Ф. 67. – Оп. 1. – Д. 53.
3. Путинцев Н.Г. Хронологический перечень событий из истории Сибирского казачьего войска со времени водворения западносибирских казаков на занимаемой ими территории. – Омск, 1891.
4. ГАОО. – Ф. 3. – Оп. 3. – Д. 4451.
5. Усов Ф.Н. Статистическое описание Сибирского казачьего войска. – СПб, 1879.
6. Всеподданнейший отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1878 г. – Омск, 1879.
7. Систематический сборник законоположений о Сибирском казачьем войске. – Омск, 1893. – Т. 1.
8. Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1894 г. – Омск, 1895. – Ч. II.
9. Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1897 г. – Омск, 1898. Ч. II.
10. Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1902 г. – Омск, 1903. – Ч. II.
12. Приказ по Сибирскому казачьему войску № 187 от 12 декабря 1911 г. – Омск, 1911.
13. Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1915 г. – Омск, 1916.
14. Топчий А.Т., Вутын О.П. Войсковые учебные заведения сибирского казачества (по материалам Г.Е. Катанаева) // Западносибирское краеведение. – Ишим, 2000. – Вып. 3. – С. Приказы по Сибирскому казачьему войску № 375 и № 531. – Омск, 1916

С уважением,
Андрей Иванов
Последнее редактирование: 09 апр 2013 11:40 от otetz007.
Спасибо сказали: Patriot, bgleo, Калдаманец, NMT

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
01 июнь 2013 17:03 - 01 июнь 2013 17:04 #14572 от Patriot




Это сообщение содержит прикрепленные изображения.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Последнее редактирование: 01 июнь 2013 17:04 от Patriot.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
01 июнь 2013 17:05 #14573 от Patriot

Это сообщение содержит прикрепленные изображения.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Спасибо сказали: bgleo, Татиана, nataleks

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
03 июнь 2013 01:21 - 03 июнь 2013 01:39 #14596 от Татиана

История Боголюбовской школы.
(По воспоминаниям)
Первые сведения об обучении детей в селе Боголюбово относятся к 1880 году. Школьное обучение, с назначением учителя, относится к 1883 году. Село называлось в то время посёлок Боголюбовский, Вознесенской станицы, Петропавловского уезда, Акмолинской области.
Первым учителем в посёлке была Гутникова Пелагея (или Полина) Фёдоровна, дочь штабс-капитана. Гутникова П.Ф. проработала в школе с 1883 года по 1908 г. И за долголетнюю работу была награждена Серебряной медалью за 10 лет работы и золотой медалью за 25 лет работы. Школа называлась Боголюбовская поселковая школа, 2-го военного отдела Сибирского казачьего войска (отдел управления находился в г. Омске). Первоначально, специального школьного здания не было. Занимались на дому, в какой-нибудь просторной избе, человек 10 и более, а в 1890 году была построена деревянная большая, светлая школа в один класс, в котором была сделана перегородка для верхней одежды. В классе могло помещаться более 40 учеников. Квартира учителя была при школе, состояла из 2-х комнат. В школьном классе были стол и стул для учителя, письменный мраморный прибор, классная передвижная доска, длинные столы на 4 человека, шкаф для учебных пособий, глобус, арифметический ящик, небольшая библиотека, часы и уголок с живыми цветами (герань, роза). В школе преподавались: закон божий (приходил в неделю один раз священник и читал), русский язык, арифметика, история, пение, рукоделие, военные занятия (один раз в неделю проводил занятия вахмистр). В это занятие входило: строевая подготовка, выполнение команд, уметь бойко ответить титулованному начальству: офицеру, генералу, полковнику и др. Для мальчиков была введена форма: чёрная рубашка, красные погоны и пояс. В день занятий, когда приходил вахмистр, мальчики должны были приходить в форме. В первые годы обучение было трёхгодичным и называлось так: 1-ое отделение, 2-ое отделение, 3-ое отделение, а позже добавилось 4-ое отделение. Дети в школу принимались с 9 лет и старше, больше было переростков. Преимущество в приеме в школу отводилось мальчикам, их принимали больше, чем девочек. Обучение грамоте в первом отделении проводилось на грифельных досках, писали грифелем. Доски была разлинованы в косую линейку, как полагается для первого года обучения. На бумаге писали старшие ученики. В четвёртом отделении дети должны были уметь писать на гладкой бумаге без линеек чётко и красиво по транспоранту. Образцы для чёткого письма были указаны в прописях. Для чтения использовали учебник «Родное слово» Ушинского. Задачник - автор Батушевский. Работу школы проверял инспектор школ (один раз в год), а также школа проверялась атаманом 2-го военного отдела. Для проведения экзамена в 4 -ом отделении назначался учитель из соседнего села и офицер, живущий при станице. Учебный год начался с октября месяца, после окончания полевых работ, так как дети - подростки были нужны в хозяйстве. Заканчивался учебный год в мае, к началу полевых работ. Учебные пособия закупались попечителем школы на средства, выделяемые поселковым правлением, возглавлял которое поселковый атаман, избранный поселковым обществом и помощником его, поселковым писарем,работающим по найму. В назначенный день, по указанию поселкового атамана, к школе подвозили 25 саженей напиленных, сухих дров, всего в школе было 3 печи. До 1904 года учитель Гутникова П. Ф. работала одна, а с 1904 года военным отделом был назначен в помощь учителю второй учитель. Заработная плата учителя была 240 руб, а помощника96 рублей. В 1914 году учителей было уже трое. Достроен был еще один класс.
После Октябрьской Революции 1917 года школа продолжала работу. Закон Божий был отменен, книги на славянском языке были изъяты. Школа перешла в ведение отдела народного образования…Через некоторое время прошли изменения и в селе Боголюбово. Изменения произошли и в школьных зданиях. Основное школьное здание в 1921 году отдали под клуб, вместо него занимались в двух больших домах, принадлежащих частным жителям. Так продолжалось до 1929 года, когда была построена новая школа...
Последнее редактирование: 03 июнь 2013 01:39 от Татиана.
Спасибо сказали: Patriot, bgleo, Нечай, nataleks, NMT

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
04 июль 2013 00:44 #15324 от андрей
Татьяна Кузминична а на станицу Медвежинскую есть что?

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
04 июль 2013 01:03 - 04 июль 2013 01:21 #15325 от Татиана
Я понимаю Вас. Вы сейчас не знаете с чего начать и ищете методом тыка. Попробуйте последовательно искать и всё получится. К счастью, архивы сохранили для нас много документов. В библиотеках есть книги. Попробуйте наметить для себя план поиска, что известно, что в первую очередь надо определть, что добавить. Простой список родственников это поминальник. Нужно привязать ко времени, месту, истории и т.д. Познакомтесь внимательнее с наработками участников этого сайта, выпишите для себя, что пригодится вам в ваших поисках. Начнте поиск с Голошубина и Скальского. Потом смотрите книги других, более современных авторов. Там могут быть ответы на многие ваши вопросы. Не торопитесь-всё придёт.
Извините, если мой совет навязчив.
По всем школам СКВ у меня нет информации, не было такой цели собрать. На этом сайте есть информация по учебным заведениям и по школам. Ищите. Если не найдёте, то придётся ехать в архивы, музеи, искать в инете и библиотеках.
УДАЧИ!
Последнее редактирование: 04 июль 2013 01:21 от Татиана.
Спасибо сказали: Patriot, Нечай, андрей

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.