Оренбургское училище

Больше
31 янв 2013 11:15 - 31 янв 2013 11:20 #12116 от Пётр
П. Н. Стрелянов (Калабухов)
«СТЕПНАЯ ШКОЛА» – ОРЕНБУРГСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЕННОЕ УЧИЛИЩЕ
(Краткая история, начальники и «неизвестные» выпускники)
«Велико было значение этого единственного Общеказачьего военного учили-
ща, как рассадника офицеров наших доблестных полков всех Казачьих Войск
(Донское Войско имело свое военное училище), в которое слеталась грамотная
казачья молодежь с предгорий далекого Кавказа, с Горыныча-Урала, со степей
Оренбургских, с бурного Иртыша и из далеких Забайкалья, Амура и Уссури, чтобы
теперь не почтить доброй памятью степной простор далекой, но так родной Ка-
зачьей военной школы и перекликнуться между собою для работы на восстанов-
ление искони славного нашего КАЗАЧЕСТВА…» – говорилось в воззвании ини-
циативной группы, объединившей офицеров и бывших юнкеров Оренбургского
казачьего военного училища (ОКУ), опубликованном в Париже в 1930 г. во всех
казачьих журналах, русских газетах и журнале «Часовой»
1
.
Оренбургское окружное училище было учреждено 11 ноября 1867 г. (старшин-
ство училища) в Оренбургском военном округе с целью подготовки кандидатов в
офицеры пехоты и Казачьих Войск – Оренбургского и Уральского, и имело два от-
деления – пехотное и казачье. Состав его не превышал 200 юнкеров – одна рота и
одна сотня
2
.
Из училища юнкера выпускались после прохождения двухгодичного курса с
правами на производство, а не офицерами: подхорунжими в казачьи части и под-
прапорщиками в пехоту. В войсках они производились в прапорщики
3
(с 1884 г. в
хорунжие и подпоручики) по удостоению начальства и при согласии общества
офицеров полка, причем окончившие училище по 1-му разряду – в течение пер-
вого года службы в строевых частях, по 2-му разряду – на второй год и более
4
.
После закрытия в 1896 г. Ставропольского казачьего юнкерского училища на
Кавказе, а в 1901-м и Казачьего отделения при Иркутском юнкерском училище,
ОКУ стало комплектоваться юнкерами всех Казачьих Войск, кроме Донского. Еще
с 90-х гг. XIX столетия форма и лампасы юнкеров отличались войсковыми цвета-
ми: Оренбургского – синим, Уральского и Семиреченского – малиновым, Сибир-
ского – красным, Астраханского, Забайкальского, Амурского и Уссурийского – жел-
тым, Кубанцы и Терцы носили нарядные черкески
5
.
В 1901–1902 учебном году окружные юнкерские училища перешли на про-
граммы военных училищ с трехгодичным курсом и с 1904 г. Оренбургское училище
выпускает юнкеров прямо с производством в офицеры: окончивших по 1-му раз-
ряду – со старшинством в чине хорунжего одного года, окончивших по 2-му разря-
ду – со старшинством со дня производства. Это явилось началом уравнения юн-
керских училищ с военными.
Окружные юнкерские училища инспектировались Главным управлением воен-
но-учебных заведений (ГУВУЗ) только по учебной части, оставаясь в ведении
Главного Штаба, а казачьи Оренбургское и Новочеркасское юнкерские училища –
еще и в ведении Главного управления Казачьих Войск (ГУКВ). Содержались эти
два училища Казачьими Войсками по числу юнкеров от каждого Войска, поступив-
шим в них молодым людям предписывалось иметь два-три срока обмундирования
за личный счет, в отличие от юнкеров всех остальных регулярных училищ России.
В 1903 г. начальники Оренбургского и Новочеркасского казачьих юнкерских
училищ – Генерального Штаба полковник М. Г. Михеев и Генерального Штаба пол-
ковник А. М. Каледин добились, чтобы все обмундирование юнкеров, а также их
обмундирование к производству в офицеры взяли на себя Казачьи Войска по при-

1
См.: Елисеев Ф. И. Первые шаги молодого хорунжего / Сост. и науч. ред. П. Н. Стрелянов (Кала-
бухов). М., 2005. С. 84.
2
Военная энциклопедия: В 18 т. (издание незаконченное) / Под. ред. К. Величко, В. Ф. Новицкого
и др. СПб., 1911–1915. Т. 17. С. 153.
3
В то время чин прапорщика пехоты соответствовал: в кавалерии чину корнета; в казачьих вой-
сках чину хорунжего (XIV класс по Табели о рангах). После 1884 г. чин хорунжего приравнивался к
чину подпоручика в пехоте и корнета в кавалерии (XII класс).
4
См.: Елисеев Ф. И. Указ. соч. С. 87.
5
См.: Там
надлежности каждого юнкера к Войску; в результате, выпуск в офицеры 1904 г.
был одет не на личные деньги, а на войсковые
6
.
В том же году, в Оренбургском училище ввели однообразную форму одежды
по образцу Оренбургского Войска, но в отличие от него не с синими, а с алыми по-
гонами.
В 1904 г. училищу Высочайше было пожаловано училищное знамя, церемонию
передачи его произвел Наказной Атаман Оренбургского Войска генерал-
лейтенант Я. Ф. Барабаш на параде в торжественной обстановке
7
.
За год до начала Русско-японской войны начальники окружных юнкерских учи-
лищ возбудили вопрос о совершенном уравнении своих училищ с военными и
принятии их в полное ведение ГУВУЗа: программа в училищах была одинаковая, а
денежные средства на учебную часть, вознаграждение преподавателям и доволь-
ствие юнкеров отпускались неравные (в юнкерских много меньше).
В 1906 г. начальник военно-учебных заведений Великий Князь Константин
Константинович собрал всех начальников военных и юнкерских училищ в Петер-
бурге. Съезд установил новые учебные программы, штаты училищ и поручил их
начальникам разработать «табели» содержания – «от пуговицы до содержания
лошадей включительно». Вместе с тем, начальникам училищ давалось право, по
своим достоинствам, быть произведенными в генерал-майоры и в генерал-
лейтенанты
8
.
В 1909 г. Оренбургское казачье юнкерское училище переименовывается в во-
енное; его составляла конная сотня в 120 юнкеров. Число вакансий в училище по
Войскам определялось: Оренбургского – 36, Уральского – 24, Кубанского – 18,
Терского – 12, Сибирского – 12, Забайкальского – 12, Астраханского – 3, Семире-
ченского – 3, Амурского – 3 и Уссурийского – 3.
Не удовлетворяясь количеством вакансий, Оренбургское Войско каждый год
добивалось разрешения принимать в училище сверх комплекта до 12 юнкеров. Не
менее серьезно обстояло дело с Кубанцами и Терцами. Для вольноопределяю-
щихся 2-го разряда из первоочередных полков и пластунских батальонов Кубан-
ского Войска устанавливался жесткий конкурс, т.к. их прибывало нескольких де-
сятков человек ежегодно. Конкурс определялся только наличием своих войсковых
вакансий, а не всего училища. В то время как юнкера других Войск в малом числе
поступали на войсковые вакансии свободно и не заполняли их, Кубанцы не имели
свободных вакансий и ожидали их от неприбывших или от невыдержавших всту-
пительных экзаменов казаков других Войск
9
.
На эти свободные вакансии Кубанцы зачислялись по общему конкурсу, а учи-
лищное начальство хлопотало перед Кубанским Наказным Атаманом о принятии
дополнительных расходов на войсковой счет. В течение месяца-двух поступившие
юнкера не знали, согласится ли войсковое начальство взять на себя лишний рас-
ход или им придется снять мундир юнкера и вновь стать вольноопределяющими-
ся. В 1912 г. определенное число Кубанских вольноопределяющихся, окончивших
учебные команды младшими урядниками и выдержавших вступительный экзамен
в среднем на 10,5 баллов – уехали в свои полки, т.к. Войско не взяло на себя до-
полнительный расход.
В любом случае, Кубанцы и Терцы всегда заполняли чужие вакансии: первых
вместо 18 было свыше 30, вторых до 20 человек.
Первым начальником училища в 1868 г. стал полковник Котов, его сменил пол-
ковник В. А. Потто (1870–1882), затем Генерального Штаба полковник
А. Ф. Гершельман (1882–1892), полковник Э. С. Муромцев (1892–1897), Генераль-
ного Штаба полковник В. В. Григоров (1897–1902), Генерального Шполковник
М. Г. Михеев (1902–1908), Генерального Штаба полковник К. М. Слесарев (1908–
1918, 1919–1920)
10
.
Среди них нельзя не выделить Василия Александровича Потто – воспитателя,
историографа, путешественника и военного писателя. Боевой офицер Кавказских
войн, в 1866 г. капитан Потто прикомандировывается к Николаевскому кавалерий-
скому училищу и переводится штабс-ротмистром Л.-Гв. в Уланский полк. Его дея-

6
См.: Там же. С. 90.
7
Елисеев Ф. И. Указ. соч. С. 90.
8
См.: Там же. С. 91.
9
См.: Там же. С. 128.
10
См.: Там же. С. 85, 87–88, 9
тельность в нравственном воспитании юнкеров обратила на себя внимание воен-
ного министра Д. А. Милютина и в 1870 г. Потто назначается начальником Орен-
бургского казачьего юнкерского училища. Руководителем педагогов и воспитате-
лем будущих офицеров он был назначен в 35 лет и в малом чине штабс-
ротмистра гвардии
11
.
Считая важным практически подготовить юнкеров для будущей боевой дея-
тельности, Потто издает «Записки о степной войне» и в 1871 г. командируется в
киргизские степи для личного ознакомления со службой и жизнью степных отрядов
и особенностями степной природы. Поездка в то время представлялась далеко не
безопасной из-за набегов хивинских шаек в Оренбургскую степь.
В сопровождении одного проводника-киргиза, майор Потто объехал Актюбин-
ское и Нижне-Эмбенское укрепления, побывал на Мангышлаке, в Орске, в фортах
Кара-Бутакском и Иргизском, посетил часть Туркестанского округа и все отряды,
стоявшие на пограничной линии. В результате поездки появился его новый труд
«Степная война», переведенный в Лондоне на английский язык в 1874 г.
В течение 11 лет начальствования училищем, В. А. Потто настойчиво и систе-
матически развивал у своих питомцев любовь и преданность к военному делу.
Стены училища украсила коллекция из более, чем тысячи картин, рисунков и
портретов по русской военной истории – «Военно-картинная галерея». Боевые
предания порубежного казачества, имена выдающихся военачальников Кавказа,
Туркестана, героические подвиги Севастопольской обороны, Отечественной и
других войн вошли в составленную им «Военную хрестоматию». Описанные живо
и увлекательно, они служили темами для военных бесед с юнкерами.
Прекрасный военный дух, истинную казачью удаль и молодцеватость отмеча-
ли у юнкеров все инспектирующие Оренбургское училище начальники.
Талантливый администратор полковник В. А. Потто сделал еще многое для
благоустройства училища: его стараниями заведена большая библиотека, по-
строены манеж и юнкерская церковь. Праздник училище имело на «Пресвятую
Богородицу Новгород-Северскую» 20 декабря
12
.
С началом войны 1914 – 1918 гг. училище перешло на 4-месячный курс обуче-
ния.
После большевистского переворота Оренбургское Казачье Войско не признало
советской власти. Оренбургский Атаман полковник А. И. Дутов, бывший помощник
инспектора классов и преподаватель тактики и саперного дела в училище, раз-
местил в его стенах штаб, отбиваясь от красных, наступающих на город с двух
сторон – от Самары и от Ташкента. В феврале 1918 г. Оренбург пал, и начальник
ОКУ генерал-майор К. М. Слесарев увел училище в г. Уральск.
Отступив в пределы Уральского войска, училище произвело выпуск в хорун-
жие, после чего остались 20–25 юнкеров младшего курса и кадр училища, вер-
нувшиеся в освобождённый летом Оренбург
13
.
В январе 1919 г. после ожесточенных боев красные во второй раз заняли
Оренбург; в полном составе казачье училище ушло в Сибирь, к концу года достиг-
нув Иркутска. Здесь в тылу армии адмирала А. В. Колчака, отходившей на восток,
в январе–феврале 1920 г. произошло восстание левых эсеров. Юнкеров, как на-
дежный элемент, расставили по нарядам в караулы. Но власть в Иркутске быстро
перешла к красным, застигнутое врасплох училище обезоружили и ОКУ перестало
существовать – практически никто из личного состава оттуда не вырвался
14
.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Последнее редактирование: 31 янв 2013 11:20 от Пётр.
Спасибо сказали: sibirec, uas, Нечай, Mirko

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
15 окт 2015 18:56 - 15 окт 2015 19:12 #31831 от Калдаманец
1903


Это сообщение содержит прикрепленные изображения.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Последнее редактирование: 15 окт 2015 19:12 от bgleo.
Спасибо сказали: Нечай

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.