Конфессиональный состав сибирских казаков

Больше
25 нояб 2011 03:49 #4825 от otetz007
Андреев С.М.


Конфессиональный состав сибирских казаков
[/b]


До второй половины 1840-х гг. сибирское линейное казачество было почти исключительно православным. Казахи и калмыки, зачисляемые в войско, в обязательном порядке предварительно проходили обряд крещения. Последователи других направлений христианства были представлены несколькими сотнями пленных католиков-поляков, зачисленных в войско в 1813 г. и 1831-1833 гг. (их потомки становились православными), и несколькими десятками старообрядцев.
Сведения о начальном периоде истории войскового старообрядчества крайне скудны. Впервые примерная численность сибирских казаков-староверов - около 30 человек об. п. - была указана в статистической отчетности о состоянии войска в 1838 г.109 В 1840-1850-е гг. небольшие общины или отельные семьи староверов проживали в ряде поселений Пресногорьковской (крепости Становая, Лебяжья, Николаевская, редуты Чистый, Лосев, Селоозерный), Бийской (форпост Антоньевский, редуты Тулатинский, Маральевский) линий и в Кокчетавском внешнем округе в Киргизской степи. До начала 1860-х гг. их официальная численность существенно не менялась: 1843 г. - 73 чел., 1846 г. - 45, 1854 г. - 54, 1861 г. - 47110.
Однако применявшиеся в то время войсковым начальством крайне не-совершенные методы сбора статистических данных не могли дать достаточно четкого представления о развитии раскола среди сибирского казачества. Кроме этого, можно предположить, что в условиях жестокого преследования староверов и сектантов, проводившегося государством и церковью до начала 1860-х гг., в Сибирском войске помимо легального раскола существовал и раскол тайный, на что указывал Ф. Н. Усов111. Не исключено, что число тайных последователей раскола в Сибирском войске могло увеличиться в ходе зачисления в его состав в 1847-1851 гг. крестьян Саратовской, Оренбургской и Тобольской губерний, в ряде волостей которых существовали влиятельные общины староверов. Косвенным подтверждением тому является неожиданное для администрации войска появление (скорее всего - легализация) в ст. Акан-Бурлукская Кокчетавского округа в начале 1860-х гг. достаточно многочисленной общины староверов, ставшей за короткое время своеобразным центром войскового раскола. По сообщению урядника А. Денисова епархиальным властям, все крестьяне, переселившиеся из Оренбургской и Саратовской губерний и причисленные в 1849 г. к ст. Акан-Бурлукская, были православными. С 1862 г. «... некоторые жители станицы начали уклоняться в раскол, перестали посещать храм, не принимали священников, не крестят детей, не освящают браков своих в церкви и отвергают иконопочитание». К 1882 г. число старообрядцев в этой станице и в ее пос. Нижне-Бурлукский и Якши-Янгизставский достигло 326 человек112.
Старообрядчество в Сибирском казачьем войске было представлено как приемлющими священство, или так называемыми поповцами, так и не приемлющими его, или «беспоповцами». По официальным данным, до начала 1860-х гг. большая часть староверов войска принадлежала к «поповщине», которая в соответствии с классификацией, принятой со времен Николая 1, относилась к числу «сект менее вредных». По мнению Синода, это направление в старообрядчестве - не ересь, а раскол, он «...более церковного сохраняет и более представляет надежды к обращению» в православие. «Поповцы» признавали необходимость духовенства при богослужениях и обрядах и все церковные таинства. Не желая идти на примирение с официальной церковью, они создали свою церковную организацию.
Долгое время, почти до конца XIX в., общины староверов, приемлющих священство, в Сибирском войске были малочисленными. Например, в 1879 г. в ст. Кокчетавская проживало лишь 15 «поповцев», еще 18 - в ст. Николаевская113. Ситуация существенно изменилась с середины 1890-х гг., когда в Усть-Каменогорском уезде сформировался достаточно крупный центр старообрядчества приемлющего священство. Его ядром стали донские казаки, зачисленные в Сибирское войско и поселенные в пос. Ермаковский, Азовский, Пьяноярский и др. К началу 1903 г. здесь проживали 462 «поповца», к началу 1915 г.-609114.
В конце XIX - начале XX вв. «поповцы» в Сибирском войске были представлены так называемыми окружниками, раздорниками, а также беглопоповцами, небольшая община которых появилась в начале 1902 г.
С 1846 г. в «поповщине» существовали два основных направления: поддерживающие Белокриницкую старообрядческую иерархию, одним из центров которой стала Московская старообрядческая архиепископия, и беглопоповцы, не признававшие ее и формировавшие свой клир из «беглых» попов, т. е. перешедших к ним из официальной православной церкви. В 1862 г. руководство Московской старообрядческой архиепископии для утверждения единства верования своих последователей приняло Окружное послание единыя, святыя, соборныя, древлеправославно-кафолическия церкви115. Закрепленный в послании отказ от ряда положений, наиболее осуждаемых православной церковью, свидетельствовал о тенденции к примирению с официальным православием. Оставшиеся различия между официальной церковью и Белокриницким согласием сводились лишь к обрядовой стороне. Появление Окружного послания привело к расколу внутри сторонников Белокриницкой иерархии на принявших его «окружников», и отказавшихся его принять «раздорников».
«Раздорники» занимали отрицательную позицию по отношению к официальной православной церкви, утверждая, что в ней царствует Антихрист, а также отстаивая ряд обрядовых особенностей. Формальное примирение двух сторон произошло только после собора 1906 г., решением которого Окружное послание было отменено.
К 1903 г. из 490 казаков-староверов, приемлющих священство, «окружники» составляли 25 чел. (1-й военный отдел), «раздорники» - 462 чел. (3-й военный отдел), беглопоповцы - 3 чел. (2-й военный отдел)116. В 1910 г. число казаков-старообрядцев, приемлющих священство, достигло 607 чел.117
«Беспоповцы» в Сибирском войске принадлежали к поморскому толку который являлся наиболее умеренным течением среди староверов, не приемлющих священства. Его последователи были убеждены, что официальная церковь совратилась в «латинство», а в мире царствует Антихрист. Поэтому «беспоповцы» отрицали православную церковь и священство. Служители культа в поморском толке - избираемые общинами наставники - не имели священнического сана. Поэтому поморцы исключили из религиозных служб молитвы и действия, предписываемые церковными уставами священникам, а также ввели в жизнь своих общин ряд культовых действий, предусмотренных православными канонами для исключительных случаев. Не случайно старообрядчество поморского толка было отнесено Синодом к числу «вредных сект». В отличие от радикальных толков «беспоповщины», поморцы признавали допустимыми молитву за царя и браки.
Характеризуя жизнь поморских общин в Сибирском войске, Ф. Н. Усов писал: «В среде здешних раскольников нет той нетерпимости и религиозной ненависти, которыми характеризуют раскол. Они легко сходятся с православными, ведут жизнь скромную, трезвую, трудовую и неуклонно исполняют с другими все лежащие на казачьем населении повинности; в среде их нет деятельных расколоучителей; молодежь в раскольничьих семействах следует вере своих старших родственников уже не в силу убеждения, а лишь бы не возбуждать стариков против себя и только пока находятся на их глазах»118. Руководителями поморцев, которые крестили и исповедовали членов общин, были местные казаки. Войсковое начальство отмечало, что «...истых начетчиков в поселках нет, толкование книг берут на себя грамотные раскольники, которые и выступают на молитвенных сборищах...»119.
В 1830-1840-е гг. несколько семей казаков-поморцев проживало в ряде поселений 4 полка (крепости Лебяжья, Николаевская, редуты Чистый, Лосевский, Селоозерный). В 1860- 1870-е гг. общины поморцев появляются в некоторых станицах и поселках Кокчетавского и Петропавловского уездов (ст. Акан-Бурлукская, пос. Нижне-Бурлукский, Якши-Янгизставский, Аиртавский, Сандыктавский, Айдабульский, Новомихайловский, Казанский). В 1878 г. в войске насчитывалось 406 поморцев, причем подавляющее большинство из них приходилось на ст. Акан-Бурлукская120.
К началу XX в. их общая численность почти не изменилась: в 1902 г. число поморцев среди сибирских казаков составляло 409 человек. Подобная ситуация объясняется тем, что часть староверов-беспоповцев Кокчетавского уезда в начале 1890-х гг. стала последователями секты Духовных христиан нового духовного Израиля. В последующие годы численность казаков-поморцев постепенно уменьшалась. В 1910 г. она сократилась до 362 чел.121
В 1890-е гг. в Сибирском казачьем войске появляются общины «духовных христиан» - христововеров, духоборов и молокан. Эти старые русские секты, признанные Синодом «вреднейшими», объединял ряд общих черт. Православному вероучению они противопоставили требование исповедания веры «в духе и истине», т. е. свободно-творческого понимания веры как способности и долга каждого верующего удовлетворять свои духовные запросы, совершенствуя собственный разум, чувства, поведение. Церковную организацию они заменили общинами единоверцев, не знающими деления на клир и мир, сплоченными на началах равенства и взаимопомощи.
Первые общины Духовных христиан нового духовного Израиля, по утверждению войскового начальства, появились в среде староверов-беспоповцев Кокчетавского уезда в начале 1890-х гг. Эта секта была одним из течений христововерия (хлыстовства). Основой ее вероучения являлось представление о возможности прямого общения человека со «святым духом», возможности воплощения бога в наиболее праведного из людей, который становился таким образом «Христом». Библия толковалась христововерами «духовно», аллегорически. Основным авторитетом в вопросах веры считались проповеди «христов». В отличие от других сект, христововеры сохранили видимые связи с православием: их собрания начинались православными молитвами, многие члены секты посещали церкви, соблюдали посты.
В конце 1830-х гг. христововерие разделилось на несколько течений, одним из которых стал так называемый «Израиль». Его приверженцы рассматривали себя в качестве избранного народа «Израиля», которому суждено было возвести на земле «Царство Божие». Когда в конце XIX в. после смерти своего руководителя-«Христа» «Израиль»» распался, часть сектантов объединилась вJ «Новом Израиле». Как и многие религиозные течения, выступавшие вначале с протестом против церковной иерархии, но приходившие, в конце концов к традиционному церковному устройству, «Новый Израиль» оформился в своеобразную церковь с неограниченной властью руководителя122.
И «Израиль», и «Новый Израиль» имели многочисленных последователей в ряде казачьих областей (Донской, Кубанской, Терской). Вероучение сект требовало подчинения властям и разрешало военную службу. В решениях съезда последователей секты, прошедшего в 1905 г. в Ростове-на-Дону, было записано: «Мы верные сыны царя и Отечества; отбываем все требы, установленные законом, а также и воинскую повинность, уважаем начальство, нуждаемся в покровительстве закона от насилия и несправедливости; мы не принадлежим ни к какой мятежной партии, по нашему вероучению, всякое возмущение против государственного строя и крамолы противны Господу»123
В 1894 г. общины Духовных христиан нового духовного Израиля в Сибирском войске объединяли 136 чел. Возникнув в казачьей среде, эта секта продолжала оставаться преимущественно казачьей. Так, в 1907 г. из 555 ее членов, проживавших исключительно в ст. Акан-Бурлукская и пос. Якши-Янгизставский и Нижне-Бурлукский, 540 были казаками. В 1910 г. небольшая община последователей этой секты (49 чел.) появляется среди донских переселенцев в 3-м военном отделе - в пос. Азовский124.
Другой старой русской сектой, последователями которой являлась небольшая часть сибирских казаков, были молокане. Секта молокан отрицала православную церковь, ее таинства и обряды. Она проповедовала идею «спасения верой», что означало, с одной стороны, отказ от любых посредников между богом и человеком, а с другой - требование этики «добрых дел». Труд и взаимопомощь трактовались как основные добродетели. Молокане признавали Библию, рассматривая ее как единственный источник веры, однако каждый верующий имел право на ее самостоятельное толкование. Религиозный культ у молокан был упрощен и сводился к молениям в обычных домах, во время которых читались тексты из Библии и пелись молитвы. Руководителями секты являлись выборные пресвитеры. Молокане требовали от своих последователей почитания властей, узаконили моление за царя, однако не признавали его помазанником божьим. Кроме того, они учили избегать выполнения законов, противоречащих, по их мнению, Святому Писанию, например, законов о военной службе и о Присяге.
Первое упоминание о появлении в Сибирском войске общин молокан относится к 1897 г.125 Основную массу членов этой секты в войске составляли переселенцы-разночинцы. Местная власть была вынуждена мириться с их селением в Степной край в целом, и в войско - в частности, так как нуждалась в качественном колонизационном ресурсе. Это нашло свое отражение в характеристике молокан, данной войсковым начальством: «...Молокане - люди с большими хозяйственными навыками, в массе обладающие примерным упорством в труде, народ трезвый, добронравный, опрятно живущий и, как большинство нынешних раскольников, вовсе не фанатичны и не уклоняются от общения с людьми иных обрядов и религиозных воззрений»126.
Единственная казачья община молокан существовала в пос. Новомихайловский 1-го военного отдела: в 1907 г. она насчитывала 178 чел., к началу 1911 г. ее численность несколько сократилась - до 113 чел.127 Эти казаки, по всей видимости, являлись приверженцами молоканства «донского толка», возникшего еще в начале XIX в. Этот толк отличался восстановлением обрядности и таинств, близких православным, подчинением властям без каких-либо ограничительных условий, молением за них. Его приверженцы не уклонялись от военной службы и признавали Присягу.
При рассмотрении вопроса о численности старообрядцев и сектантов среди сибирских казаков и о соотношении их групп необходимо учитывать следующее. Во-первых, эти сведения войсковое начальство получало преимущественно от станичной администрации. Станичные атаманы, указывая численность староверов и сектантов на подведомственной им территории, не всегда могли «...точно установить признаки религиозного искажения» и выяснить принадлежность жителей станиц к той или иной секте или толку. Во-вторых, в войсковой статистике не существовало единых оснований для разделения сект на «родственные» блоки. Например, «Духовные христиане нового духовного Израиля» на основании практики, сложившейся в середине 1890-х гг., когда других сект в Сибирском войске еще не было, до 1906 г. показывались в графе «не приемлющие священства» вместе со староверами-поморцами. Но и с 1906 г. сведения о них не объединялись с данными о близких к ним молоканах и духоборах, а вносились в графу «другие секты». В-третьих, при характеристике групп староверов и сектантов, существовавших в войске, приводились сведения об их общей численности, без разделения на казаков и разночинцев. В подавляющем большинстве случаев войсковая статистика указывала лишь общее число старообрядцев и сектантов войскового сословия. Развернутые данные по ним давались крайне редко, например, в 1907 и 1910 гг. Поэтому если картину о динамике общей численности старообрядцев и сектантов среди сибирских казаков и их размещении составить все-таки возможно, то достаточно четкое представление о соотношении их групп можно сделать по некоторым годам.
Абсолютная численность старообрядцев и сектантов и их доля среди сибирского казачества медленно, но стабильно росли, достигнув своего пика-1,2% - в 1909 г. Темпы этого роста стали более заметны с начала 1890-х гг., когда в Сибирское войско начали переселяться выходцы из других казачьих войск, преимущественно из Донского.
Во второй половине 1890-х гг. в Сибирском войске окончательно оформились два центра казачьего старообрядчества и сектантства: примерно две трети их представителей проживали в 1-м военном отделе, другая треть - в 3-м военном отделе. Это соотношение сохранялось и в последующие годы129.
Достаточно точные данные о соотношении групп среди старообрядцев и сектантов казачьего сословия в Сибирском войске относятся лишь к первому десятилетию XX в.
Серьезной борьбы со старообрядчеством и сектантством в Сибирском казачьем войске не велось. Это можно объяснить несколькими причинами. Во-первых, немногочисленностью их последователей среди войскового населения. Во-вторых, умеренностью взглядов, отсутствием в их среде проявлений религиозного радикализма. В официальных отчетах отмечалось, что случаи, когда родители-староверы не противились посещению их детьми православных храмов, не были редкостью130. В имевших место в 1890-х гг. единичных случаях «совращения в раскол» войсковое начальство не видело серьезной угрозы православию. Некоторое увеличение численности староверов и сектантов в войске происходило, практически, исключительно за счет естественного прироста и переселений. С их стороны не было отказов подчиняться властям или выполнять все положенные повинности, и в первую очередь, самую главную для казаков, воинскую.
В-третьих, для начала серьезной миссионерской деятельности на территории войска просто не было необходимых кадров. Омская епархия на протяжении многих лет не могла обеспечить Сибирское войско не только миссионерами, но даже достаточным числом простых приходских священников. Большинство церковных приходов состояло из нескольких поселков, раскиданных на большом расстоянии, и, как отмечали современники, «...церковную службу и священника казаки видят редко»131. Например, в конце 1880-х - начале 1890-х гг. жители трех крупных казачьих селений Кокчетавского уезда - ст. Лобановская и пос. Аиртавский и Чалкарский, несмотря на наличие в каж¬дом из них своего православного храма, были вынужденно объединены в один приход. Всеми тремя храмами заведовал один настоятель Лобановской церкви, который совершал богослужения в этих селениях по очереди - один раз в месяц (и это при том, что в пос. Аиртавский существовала община староверов)132. Определенный надзор за деятельностью крупных общин староверов и сектантов все-таки осуществлялся. Так, в пос. Новомихайловский, где проживали казаки-молокане, для постоянного наблюдения за ними в конце 1890-х гг. был поставлен местный казак Григорий Песковецкий133. Однако такие агенты заменить собой священников, конечно же, не могли.
Наконец, политика веротерпимости, провозглашенная в Манифесте 17 октября 1905 г., сняла прежние запреты и ограничения, касавшиеся старообрядчества и сектантства.
Мусульмане в составе сибирского линейного казачества появились во второй половине 1840-х - начале 1850-х гг. в результате зачисления в войсковое сословие части осевших в районе пограничных линий местных крестьян (в частности деревень Татарской (Ташкентской), Токушинской, Стеклянской) и крестьян-переселенцев из Саратовской губернии. Последние - 264 человека об. п., будучи почти все выходцами из одной деревни Алеевой Старо-Андреевской волости Кузнецкого уезда, в 1851 г. были компактно поселены в ст. Имантавская134.
В 1853 г. в Сибирском войске числился 261 казак-мусульманин мужского пола. Половина из них приходилась на 1-й полк (ст. Имантавская - 132 чел.). Вторая половина состояла в трех других полках: в 4-м (ст. Становая - 46 чел., ст. Петропавловская - 6 чел., ст. Архангельская -2 чел.), в 5-м (ст. Татарская - 50 чел., ст. Токушинская - 2 чел.) и в 8-м (ст. Стеклянская - 4 чел., ст. Семипалатинская - 18 чел., ст. Кокпектинская - 1 чел.). На тот момент последователи ислама составляли примерно 0,7% сибирских казаков135.
В 1852 г. казаки-мусульмане ст. Становая и пос. Имантавский подали прошения о разрешении им избрать из своей среды представителей духовенства с освобождением их от военной службы и с содержанием за счет общин. Для решения этого вопроса в штабе Отдельного Сибирского корпуса был подготовлен проект правил, в основу которого лег порядок выбора духовенства, существовавший в Тобольском конном казачьем полку.
Выборы муллы допускались в общинах, объединявших не менее 200 чел. мужского пола (в общину могли входить представители разных сословий). Они должны были проходить в присутствии станичных начальников и с участием как минимум 2/3 членов общины. Соответствующий приговор через полковое и войсковое правления направлялся на утверждение командира Отдельного Сибирского корпуса. Знание Корана и религиозных обрядов казаком, избранным муллой или имамом, еще до утверждения его в должности проверялось в Оренбургском мусульманском духовном собрании. Казак-мулла освобождался от военной службы и содержался на средства общины. Эти правила были рассмотрены Сибирским комитетом и 29 января 1856 г. уТв ждены Александром II136.
В марте того же года казакам-мусульманам пос. Имантавский было решено избрать муллу (им стал строевой казак Мухтаходин Заитов) и строить мечеть. В станице Становая и пос. Татарский мечети существовали достаточно давно. Но местные общины мусульман были малы, и поэтому вместе с остальными казаками, исповедующими ислам, они были приписаны к приходам ближайших мечетей в Петропавловске и Семипалатинске. Так, командир 5 полка сообщал: «Жители выселка Татарского... хотя и имеют по магометанскому обряду деревянную мечеть и религиозные обязанности отправляют частично знающие грамоте, важнейшие же предметы магометанского испове¬дания исполняют при Петропавловской мечети, к которой в настоящее время присоединиться согласны»137.
Доля последователей ислама среди сибирского казачества возросла в 4 раза после зачисления в 1861 г. в войско западносибирских городовых казаков. В 1863 г. среди последних насчитывалось 2406 мусульман об. п.: в 11 полку (бывшем Тобольском казачьем конном полку) - 2393 чел., в 12 полку (бывшем Томском городовом казачьем полку) - 6 чел., в Тобольском пешем полубатальоне - 7 чел. Общая численность сибирских казаков-мусульман составила более 3 тыс. чел., или 2,9% войскового сословия138. Подобная картина сохранялась до 1868 г., когда все бывшие городовые казаки были исключены из войска.
К концу 1870-х гг. 853 мусульманина обоего пола (838 татар и 15 казахов) представляли 0,9 % казаков Сибирского войска. Они были приписаны к 7 казачьим поселениям: пос. Имантавский (664 чел.), ст. Становая (135 чел.), ст. Петропавловская (7 чел.), ст. Архангельская (2 чел.), пос. Чернорецкий (14 чел.), ст. Семипалатинская (30 чел.) и ст. Усть-Каменогорская (1 чел.)139.
Несмотря на некоторый рост абсолютной численности казаков-мусульман, происходивший, в отличие от старообрядцев, почти исключительно за счет естественного прироста, их доля Среди сибирского казачества не превышала 1,0% и с начала XX в. также постепенно и неуклонно уменьшалась.
В конце XIX - начале XX вв. они проживали только в четырех казачьих поселениях: татары - в пос. Имантавский (1-й военный отдел), ст. Становая (2-й военный отдел) и ст. Семипалатинская (3-й военный отдел), казахи – в пос. Чернорецкий (3-й военный отдел). Татары первого из них составляли около 80% сибирских казаков, исповедующих ислам.
Все они, кроме мусульман пос. Имантавский, были приписаны к мече¬тям на областных землях.
В 1870-1890-е гг. в Петропавловском уезде Акмолинской области проживали несколько сибирских казаков, исповедовавших иудаизм: 1878 г. - 3 чел., 1894 г. - 8 чел., 1896 г. - 2 чел.142
Характеризуя конфессиональный состав сибирского казачества, нельзя не обратить внимания на сведения, полученные Г. Е. Катанаевым во время одной из поездок по Кокчетавскому уезду. В середине XIX в. среди небольшой части зачисленных в Сибирское войско саратовских крестьян сохранялись элементы анимистических верований: «Памятны многим из пожилых мордвин первые времена их прихода сюда (конец 1840-х - начало 1850-х гг. -С. А.), когда в праздничные дни они выходили для моления на открытые места к большим деревьям, где закалывались куры, убивались бараны и другие животные, а шкуры их развешивались на сучья, служили как бы предметом поклонения или жертвоприношения. Памятно время, когда после похорон все участвовавшие в проводах родственники и знакомые по приходе домой прыгали через огни и угли, костры, разложенные на дворах… Тогда же которая-либо из старух, участвовавших в процессии на могиле покойника, скребла с медного пятака стружки и приговаривала: «на тебе золота, на тебе серебра, чтобы на том свете ни в чем не нуждался , и проч.»»143.
К началу 1916 г. конфессиональный состав сибирского казачества выглядел следующим образом: православных – 98,34% (168821 чел. об. п.), староверов и сектантов – 1,05% (1802 чел. об. п) и мусульман – 0,61% (1049 чел. об. п.)144.

С уважением,
Андрей Иванов
Спасибо сказали: Шиловъ, Светлана, Калдаманец, vla140459, Хох-олл

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
25 нояб 2011 03:54 #4826 от otetz007
109 ГАОО. - Ф 67.-Оп. 1.-Д. 367. - Л. 280.
110 Там же. – Ф. 6. Оп. 1. – Д. 288. Л. 10-11; Ф. 67. – Оп. 1. – Д. 453. – Л.15, 17-18, 22-24, 28 (об) – 31; Д. 469.
111 Усов Ф.Н. Указ. Соч. – С. 86-88.
112 См. ГАОО. - Ф 67.-Оп. 1.-Д. 1597. - Л. 4-4.
113 Там же. - Ф 67.-Оп. 1.-Д. 1306. - Л. 90-91, 387-388.
114 См.: Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1902 г. - Ч. II. – С. 32: Приложения. Ведомость №6; Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1914 г. - Ч. II. -С. 16.
115 См.: Никольский Н. М. История русской церкви. - М., 1988. - С. 331.
116 См.: Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1902 г. - Ч. II. - С 32; Приложения. Ведомость № 6. С 1906 г. в войсковой статистике «окружников» и «раз-дорников» стали показывать водной графе - «раскольники, приемлющие священство», что, по-видимому, было связано с их фактическим объединением, произошедшим в этом году.
117. См.: Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1910 г.-Ч. II. - приложения. Ведомость № 2.
118 Усов Ф. Н. Указ. соч. - С. 88.
119 Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1897 г. - Ч. II. - С. 12.
120 См, Всеподданнейший отчет о состоянии Сибирского казачьего войска - С. 12.
121 См.: Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1902 г.-Ч. II. Приложения. Ведомость № 6; Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1910г. Ч. II.-Приложения. Ведомость № 2.
122 См.: Малахова И. А. Духовные христиане. - М., 1970. - С. 23.
123 Там же. - С. 25.
124 См.: Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1894 г. - Ч. II. - С. 26; Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1907 г. - Ч. II. – Приложения. Ведомость № 2; Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1910 г. - Ч. II. - Приложения. Ведомость № 2.
125 См.: Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1897 г. - Ч. II. - С. 12.
126 См.: Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1900 г. - Ч. II. - С. 12.
127 См.: Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1907 г. - Ч. II. - Приложения. Ведомость №
128 Составлено автором по: РГВИА. -Ф. 330. - Оп. 61. - Д. 870. -Л. 317; Д. 542.-Л. 4; ГАОО - Ф. 6. - On. 1. - Д. 288. - Л. 10-11; Ф. 67. - Оп. 1.- Д. 367. - Л. 280; Д. 496. - Л. 264(об), 266(об), 271, 280(об); Усов Ф. Н. Указ. соч. - С. 87; Всеподданнейший отчет о состоянии Сибирского казачьего войска. - С. 11; Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1897 г. - Ч. II. - С. 11; Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1906 г. - Ч. II. - С. 24; Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1910 г. - Ч. II. - С. 18; Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1915 г. -Ч. II. - С. 14.
129 Составлено автором по:. Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1898 г. - Ч. II. - С. 13; Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1900 г. - Ч. И. - С. 36; Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1905 г. – Омск. Ч. II. - С. 14-15; Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1910 г. -Ч. II. - С. 18; Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1915 г. -Ч. II. - С. 14.
130.См.: Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1898. – Омск, 1899. Ч. II. – С. 13.
131.См.: Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. – СПб., 1903. – Т. 18: Киргизский край. - С. 13.
132 См.: ГАОО. – Ф. 67. – Оп. 1. – Д. 1597. – Л. 4-4 (об).
133 См.: Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1897 г.-Ч. II.-С. 12.
134 См.: ГАОО. – Ф. 67. – Оп. 1. – Д. 591. – Л. 7-1101(об).
135. См.: ГАОО. – Ф. 6. – Оп. 1. – Д. 288. – Л. 7-11; Ф. – 67. – Оп. 1 – Д. 729. – Л. 39. Подсчет произведен автором.
136 См.: ГАОО. – Ф. 67. – Оп. 1. – Д. 729. – Л. 1-2 (об).
137 Там же, Л. 55.
138 См.: ГАОО. – Ф. 67. – Оп. 1. – Д. 961. – Л. 339 (об), 353, 389-390; Краснов Н. Народонаселение и территория казаков Европейской и Азиатской России. – С. 266. Подсчет произведен автором..
139. См.: ГАОО. – Ф. 67. – Оп. 1. – Д. 1305. – Л. 16-17, 125-128, 188-191; Д. 1306. – Л. 220-225, 369.
140 Составлено автором по: РГВИА. - Ф. 330. - Оп. 61. - Д. 870. - Л. 228; Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1894 г. - Ч. II. - С. 25; Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1900 г. - Ч. II. - С. 38; Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1908 г. - Ч. II. - С. 16; Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1910 г. - Ч. II. - С. 16; Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1914 г. - Ч. II. - С. 14.
141 Составлено автором по: Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1897 г. - Ч. II. - Приложения. Ведомость № 6; Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1906 г. - Ч. II. - С. 20; Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1914 г. - Ч. II. - С. 14;
142 См. Всеподданнейший отчет о состоянии Сибирского казачьего войска. – С. 11; Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1894 г. - Ч. II. - С. 25; Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1896 г. – Омск, 1898. - Ч. II. - С. 5.

С уважением,
Андрей Иванов
Спасибо сказали: bgleo, evstik, 1960

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
09 апр 2013 09:24 - 09 апр 2013 09:26 #13169 от otetz007
С.М. Андреев
КОНФЕССИОНАЛЬНЫЙ СОСТАВ СИБИРСКОГО КАЗАЧЕСТВА
В: Религиозная ситуация в российских регионах: Тез. докл. и сообщ. всерос. науч.-практ. конференции. Омск: Омская академия МВД России, 2008. С. 40-43

До второй половины 1840-х гг. казачество Сибирского линейного казачьего войска, образованного в 1808 г., было почти исключительно православным. Казахи и калмыки, зачисляемые в войско, предварительно проходили обряд крещения. Последователи других направлений христианства были представлены несколькими сотнями католиков-поляков (их потомки становились православными) и несколькими десятками старообрядцев.
В дореформенный период небольшие общины казаков-староверов проживали на Пресногорьковской, Бийской линиях (креп. Становая, Лебяжья, Николаевская, ред. Чистый, Лосев, Селоозерный, Тулатинский, Маральевский, форп. Антоньевский) и в Кокчетавском внешнем округе. До начала 1860-х гг. их официальная численность существенно не менялась, не превышая 75 чел. [ГАОО. – Ф. 6. – Оп. 1. – Д. 288. – Л. 10-11; Отчет военного министерства за 1860 и 1861 гг. // Военный сборник. – 1863. – № 12. – С. 542]. Однако можно предположить, что в условиях жестокого преследования староверов и сектантов, проводившегося государством и церковью, в войске помимо легального раскола существовал тайный раскол. Число его тайных последователей могло увеличиться в ходе зачисления в войско крестьян из Саратовской, Оренбургской и Тобольской губерний (1846-1851 гг.), в ряде волостей которых существовали влиятельные общины староверов. Косвенным подтверждением тому является неожиданное для войсковой администрации появление (скорее всего – легализация) в начале 1860-х гг. в ст. Акан-Бурлукской и ее поселках достаточно многочисленной общины староверов, надолго ставшей своеобразным центром войскового раскола. По сообщению урядника А. Денисова епархиальным властям, все крестьяне, переселившиеся из Оренбургской и Саратовской губерний и причисленные в 1849 г. к ст. Акан-Бурлукской, были православными. С 1862 г. «…некоторые жители станицы начали уклоняться в раскол, перестали посещать храм, не принимали священников, не крестят детей, не освящают браков своих в церкви и отвергают иконопочитание». К 1882 г. число старообрядцев в этой станице и в ее пос. Нижне-Бурлукском и Якши-Янгизставском достигло 326 человек [ГАОО. – Ф. 67. – Оп. 1. – Д. 1597. – Л. 4-4(об.)].
Старообрядчество в Сибирском войске было представлено как приемлющими священство, так и не приемлющими его. Почти до конца XIX в. общины «поповцев», которые в соответствии с классификацией, принятой со времен Николая I, относилась к числу «сект менее вредных», представляли меньшую часть казаков-староверов. Ситуация изменилась с середины 1890-х гг. после зачисления в войско нескольких сотен донских казаков-старообрядцев, приемлющих священство. Поселенные в пос. Ермаковском, Азовском, Пьяноярском Усть-Каменогорского уезда Семипалатинской области, эти казаки образовали новый, достаточно крупный центр войскового «раскола». К 1903 г. из 490 казаков-«поповцев» 25 чел. принадлежали к числу так наз. окружников, 462 чел. – к раздорникам, 3 чел. – к беглопоповцам [Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1902 г. – Омск, 1903. – Ч. II. – С. 32; Приложения. Ведомость № 6]. К 1910 г. общая численность казаков-старообрядцев, приемлющих священство, достигла 607 чел.
«Беспоповцы» в Сибирском войске принадлежали к поморскому толку, который являлся наиболее умеренным течением среди староверов, не приемлющих священства. Характеризуя жизнь их общин, Ф.Н. Усов писал: «В среде здешних раскольников нет той нетерпимости и религиозной ненависти, которыми характеризуют раскол. Они легко сходятся с православными, ведут жизнь скромную, трезвую, трудовую и неуклонно исполняют с другими все лежащие на казачьем населении повинности; в среде их нет деятельных расколоучителей; молодежь в раскольничьих семействах следует вере своих старших родственников уже не в силу убеждения, а лишь бы не возбуждать стариков против себя и только пока находятся на их глазах» [Усов Ф. Н. Статистическое описание Сибирского казачьего войска. – СПб., 1879. – С. 88]. Руководителями поморцев были местные казаки. Войсковое начальство отмечало, что «…истых начетчиков в поселках нет, толкование книг берут на себя грамотные раскольники, которые и выступают на молитвенных сборищах…» [Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1897 г. – Омск, 1899. – Ч. II. – С. 12].
Их общины существовали в ряде поселений Кокчетавского и Петропавловского уездов Акмолинской области (ст. Акан-Бурлукская, пос. Нижне-Бурлукский, Якши-Янгизставский, Аиртавский, Сандыктавский, Айдабульский, Новомихайловский, Казанский). В 1878 г. в войске насчитывалось 406 поморцев, большинство из них приходилось на ст. Акан-Бурлукскую [Всеподданнейший отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1878 г. – Омск, 1879. – С. 12]. К началу ХХ в. их численность почти не изменилась. Это объяснялось тем, что в начале 1890-х гг. часть староверов-беспоповцев стала последователями секты «Духовных христиан нового духовного Израиля». В последующие годы число поморцев постепенно уменьшалось и к 1911 г. сократилось до 362 чел.
В 1890-е гг. среди сибирских казаков появляются последователи старых русских сект. Вероучение секты «Духовных христиан нового духовного Израиля», одного из течений христововерия, имевшего многочисленных последователей в ряде казачьих областей, требовало подчинения властям и разрешало военную службу. В 1894 г. общины «духовных христиан» в Сибирском войске объединяли 136 чел. Возникнув в казачьей среде, они оставались преимущественно казачьими. В 1907 г. из 555 их членов, проживавших исключительно в ст. Акан-Бурлукской и ее поселках, 540 были казаками. В 1910 г. небольшая община этой секты (49 чел.) возникает среди донских переселенцев в пос. Азовском [Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1910 г. – Омск, 1911. – Ч. II. – Приложения. Ведомость № 2].
Первое упоминание о появлении в войске молокан относится к 1897 г. Их единственная казачья община существовала в пос. Новомихайловском: в 1907 г. она насчитывала 178 чел. Эти казаки, по-видимому, являлись представителями молоканства «донского толка», приверженцы которого не уклонялись от военной службы и признавали присягу. Численность старообрядцев и сектантов и их доля среди сибирского казачества постепенно росли, достигнув своего пика в 1909 г. – 1875 чел. (1,2%).
Мусульмане среди сибирских линейных казаков появились во второй половине 1840-х – начале 1850-х гг. в результате зачисления в войско тобольских (дер. Татарская, Токушинская, Стеклянская) и саратовских крестьян. Последние – 264 человека об. п., будучи почти все выходцами из одной деревни Алеевой Старо-Андреевской волости Кузнецкого уезда, в 1851 г. были компактно поселены в ст. Имантавской [ГАОО. – Ф. 67. – Оп. 1. – Д. 591. – Л. 1101(об.)]. В эти годы последователи ислама составляли примерно 0,7 % сибирских казаков. Их доля выросла до 2,9 % (более 3 тыс. чел.) после включения в войско в 1861 г. городовых казаков, но после упразднения частей последних в 1868 г. вновь сократилась до дореформенного показателя. К концу 1870-х гг. 853 мусульманина представляли 0,9 % казачьего населения войска. В дальнейшем, несмотря на некоторый рост численности, происходивший почти исключительно за счет естественного прироста, их доля среди сибирского казачества не превышала 1 % и с начала ХХ в. постепенно уменьшалась. К концу 1914 г. 1368 казаков-мусульман (0,81 %) проживали в 4 поселениях войска (пос. Имантавский, ст. Становая, ст. Семипалатинская, пос. Чернорецкий). Все они, кроме мусульман пос. Имантавского, где с конца 1850-х гг. существовала собственная мечеть, были приписаны к мечетям на областных землях.
Характеризуя конфессиональный состав сибирского казачества, нельзя не обратить внимания на сведения, полученные Г.Е. Катанаевым во время поездок по Кокчетавскому уезду. В середине XIX в. среди небольшой части зачисленных в Сибирское войско саратовских крестьян сохранялись элементы анимистических верований: «Памятны многим из пожилых мордвин первые времена их прихода сюда, когда в праздничные дни они выходили для моления на открытые места к большим деревьям, где закалывались куры, убивались бараны и другие животные, а шкуры их развешивались на сучья, служили как бы предметом поклонения или жертвоприношения. Памятно время, когда после похорон все участвовавшие в проводах родственники и знакомые по приходе домой прыгали через огни, угли, костры, разложенные на дворах… Тогда же которая-либо из старух, участвовавших в процессии на могиле покойника, скребла с медного пятака стружки и приговаривала: “на тебе золота, на тебе серебра, чтоб на том свете ни в чем не нуждался, и проч.”» ГАОО. – Ф. 366. – Оп. 1. – Д. 417. – Л. 42-43. К началу 1890-х гг. подобные проявления анимизма исчезли окончательно.
В целом в ходе массовых переселений в Сибирское войско структура его казачьего населения приобретала все более сложный характер. Этническая пестрота сибирского казачества дополнялась его поликонфессиональностью: к началу 1916 г. православные среди сибирских казаков составляли 98,34 % (168821 чел.), староверы и сектанты – 1,05 % (1802 чел.) и мусульмане – 0,61 % (1049 чел.) (Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1915 г. – Омск, 1916. – Ч. II. – С. 13-14).

С уважением,
Андрей Иванов
Последнее редактирование: 09 апр 2013 09:26 от otetz007.
Спасибо сказали: Шиловъ, Patriot, bgleo, Калдаманец, Андрей Машинский

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
09 апр 2013 11:31 - 09 апр 2013 23:24 #13174 от otetz007
С.М.Андреев
СТАРООБРЯДЧЕСТВО И СЕКТАНСТВО В СИБИРСКОМ
КАЗАЧЬЕМ ВОЙСКЕ
В: Научный вестник Омской академии МВД России. 2005. №1. С.39-42
[/b]

Со времени своего создания в 1808 г. Сибирское казачье войско было достаточно сложным в этническом и конфессиональном отношении социальным организмом. Заметную часть его населения, как казачьего, так и разночинного, особенно в последние десятилетия существования войска, составляли старообрядцы и сектанты.
Сведения о начальном периоде истории войскового старообрядчества крайне скудны. Впервые примерная численность сибирских казаков-староверов – около 30 человек обоего пола – была указана в статистической отчетности о состоянии войска в 1838 году [1]. В 1840 – 1850-е гг. небольшие общины или отдельные семьи староверов проживали в ряде поселений Пресногорьковской (крепости Становая, Лебяжья, Николаевская, редуты Чистый, Лосев, Селоозерный), Бийской (форпост Антоньевский, редуты Тулатинский, Маральевский) линий и в Кокчетавском внешнем округе в Киргизской степи. До начала 1860-х гг. их официальная численность существенно не менялась: 1843 г. – 73 чел., 1846 г. – 45, 1854 г. – 54, 1861 г. – 47 [2].
Однако применявшиеся в то время войсковым начальством крайне несовершенные методы сбора статистических данных не могли дать достаточно четкого представления о развитии раскола среди сибирского казачества. Кроме этого, можно предположить, что в условиях жестокого преследования староверов и сектантов, проводившихся государством и церковью до начала 1860-х гг., в Сибирском войске помимо легального раскола существовал и раскол тайный, на что указывал Ф.Н.Усов [3]. Не исключено, что число тайных последователей раскола в Сибирском войске могло увеличиться в ходе зачисления в его состав в 1847-1851 гг. крестьян Саратовской, Оренбургской и Тобольской губерний, в ряде волостей которых существовали влиятельные общины староверов. Косвенным подтверждением тому является неожиданное для администрации войска появление (скорее всего – легализация) в станице Акан-Бурлукской Кокчетавского округа в начале 1860-х гг. достаточно многочисленной общины староверов, ставшей за короткое время своеобразным центром войскового раскола. К 1882 г. число старообрядцев в этой станице и в ее поселках Нижне-Бурлукском и Якши-Янгизставском достигло 326 человек [4].
Старообрядчество в Сибирском казачьем войске было представлено как приемлющими священство, или так называемыми «поповцами», так и не приемлющими его, или «беспоповцами». По официальным данным, до начала 1860-х гг. большая часть староверов войска принадлежала к «поповщине», которая в соответствии с классификацией, принятой со времен Николая I, относилась к числу «сект менее вредных». По мнению Синода, это направление в старообрядчестве – «…не ересь, а раскол», «…более церковного сохраняет и более представляет надежды к обращению» в православие. Поповцы признавали необходимость духовенства при богослужениях и обрядах и все церковные таинства. Не желая идти на примирение с официальной церковью, они создали свою церковную организацию.
Долгое время, почти до конца XIX в., общины староверов, приемлющих священство, в Сибирском войске были малочисленными. Например, в 1879 г. в ст. Кокчетавской проживало 15 поповцев, еще 18 – в ст. Николаевской [5]. Ситуация существенно изменилась с середины 1890-х гг., когда в Усть-Каменогорском уезде сформировался достаточно крупный центр старообрядчества, приемлющего священство. Его ядром стали донские казаки, зачисленные в Сибирское войско и поселенные в поселках Ермаковском, Азовском, Пьяноярском и др. В дальнейшем численность поповцев росла и за счет переселявшихся на войсковую территорию староверов-крестьян. Так, общины последних, водворенные в Павлодарском и Усть-Каменогорском уездах (в районе станицы Павлодарской и поселков Подстепинского, Малонарымского и Малокрасноярского), в 1905 г. уже насчитывали 435 человек. Общая же численность староверов, приемлющих священство, в войске в этом году составила 880 чел., в 1908 г. – возросла до 1058 чел., а в 1914 г. – достигла 1197 чел. [6].
В конце XIX – начале XX вв. поповцы в Сибирском войске были представлены так наз. «окружниками», «раздорниками», а также беглопоповцами, небольшая община которых появилась в начале 1902 г.
С 1846 г. в поповщине существовало два основных направления: поддерживающие Белокриницкую старообрядческую иерархию, одним из центров которой стала Московская старообрядческая архиепископия, и беглопоповцы, не признававшие ее и формировавшие свой клир из «беглых» попов, т.е. перешедших к ним из официальной православной церкви. В 1862 г. руководство Московской старообрядческой архиепископии для утверждения единства верования своих последователей приняло «Окружное послание единыя, святыя, соборныя, древлеправославно-кафолическия церкви» [7]. Закрепленный в послании отказ от ряда положений, наиболее осуждаемых православной церковью, свидетельствовал о тенденции к примирению с официальным православием. Оставшиеся различия между официальной церковью и Белокриницким согласием сводились лишь к обрядовой стороне. Появление «Окружного послания» привело к расколу внутри сторонников Белокриницкой иерархии на принявших его – «окружников», и отказавшихся его принять – «раздорников».
Раздорники занимали отрицательную позицию по отношению к официальной православной церкви, утверждая, что в ней царствует Антихрист, а также отстаивая ряд обрядовых особенностей. Формальное примирение двух сторон произошло только после собора 1906 г., решением которого «Окружное послание» было отменено.
В 1902 г. из 541 старовера, приемлющего священство, окружники составляли 25 чел. (1 военный отдел), раздорники – 469 чел. (3 военный отдел), беглопоповцы – 47 чел. (2 военный отдел). Подавляющее большинство поповцев – 490 человек – принадлежали к казачьему сословию. В последующие годы численность поповцев в войске увеличивалась преимущественно за счет раздорников. В 1905 г. на их долю приходилось 831 чел. из 880 староверов, приемлющих священство [8].
Беспоповцы в Сибирском войске принадлежали к «поморскому толку», который являлся наиболее умеренным течением среди староверов, не приемлющих священства. Его последователи были убеждены, что официальная церковь совратилась в «латинство», а в мире царствует Антихрист. Поэтому беспоповцы отрицали православную церковь и священство. Служители культа в поморском толке – избираемые общинами наставники – не имели священнического сана. Поэтому поморцы исключили из религиозных служб молитвы и действия, предписываемые церковными уставами священникам, а также ввели в жизнь своих общин ряд культовых действий, предусмотренных православными канонами для исключительных случаев. Не случайно старообрядчество поморского толка было отнесено Синодом к числу «вредных сект». В отличие от радикальных толков беспоповщины, поморцы признавали допустимыми молитву за царя и браки.
Характеризуя жизнь поморских общин в Сибирском войске, Ф.Н.Усов писал: «В среде здешних раскольников нет той нетерпимости и религиозной ненависти, которыми характеризуют раскол. Они легко сходятся с православными, ведут жизнь скромную, трезвую, трудовую и неуклонно исполняют с другими все лежащие на казачьем населении повинности; в среде их нет деятельных расколоучителей; молодежь в раскольничьих семействах следует вере своих старших родственников уже не в силу убеждения, а лишь бы не возбуждать стариков против себя и только пока находятся на их глазах» [9]. Руководителями поморцев, которые крестили и исповедовали членов общин, были местные казаки. Войсковое начальство отмечало, что «…истых начетчиков в поселках нет, толкование книг берут на себя грамотные раскольники, которые и выступают на молитвенных сборищах…» [10].
В 1830-40-е гг. несколько семей казаков-поморцев проживало в ряде поселений 4 полка (крепости Лебяжья, Николаевская, редуты Чистый, Лосев, Селоозерный). В 1860 – 1870-е гг. общины поморцев появляются в некоторых станицах и поселках Кокчетавского и Петропавловского уездов (ст. Акан-Бурлукская, пос. Нижне-Бурлукский, Якши-Янгизставский, Аиртавский, Сандыктавский, Айдабульский, Новомихайловский, Казанский). В 1878 г. в войске насчитывалось 406 поморцев, причем подавляющее большинство из них приходилось на ст. Акан-Бурлукскую.
К началу ХХ века их общая численность почти не изменилась: в 1902 г. число поморцев среди войскового населения достигло 440 человек, 409 из которых были казаками [11]. Подобная ситуация объясняется тем, что значительная часть староверов-беспоповцев Кокчетавского уезда в начале 1890-х гг. стала последователями секты «Духовных христиан нового духовного Израиля».
В 1890-е гг. в Сибирском казачьем войске появляются общины «духовных христиан» – христововеров, духоборов и молокан. Эти старые русские секты, признанные Синодом «вреднейшими», объединял ряд общих черт. Православному вероучению они противопоставили требование исповедания веры «в духе и истине», т.е. свободно-творческого понимания веры как способности и долга каждого верующего удовлетворять свои духовные запросы, совершенствуя собственный разум, чувства, поведение. Церковную организацию они заменили общинами единоверцев, не знающими деления на клир и мир, сплоченными на началах равенства и взаимопомощи.
Первые общины «Духовных христиан нового духовного Израиля», по утверждению войскового начальства, появились в среде староверов-беспоповцев Кокчетавского уезда в начале 1890-х гг. Эта секта была одним из течений христововерия (хлыстовства). Основой ее вероучения являлось представление о возможности прямого общения человека со «святым духом», возможности воплощения бога в наиболее праведного из людей, который становился таким образом «Христом». Библия толковалась христововерами «духовно», аллегорически. Основным авторитетом в вопросах веры считались проповеди «христов». В отличие от других сект, христововеры сохранили видимые связи с православием: их собрания начинались православными молитвами, многие члены секты посещали церкви, соблюдали посты.
В конце 1830-х гг. христововерие разделилось на несколько течений, одним из которых стал так наз. «Израиль». Его приверженцы рассматривали себя в качестве избранного народа «Израиля», которому суждено было возвести на земле «царство Божие». Когда в конце 19 в. после смерти своего руководи-теля «Христа» «Израиль» распался, часть сектантов объединилась в «Новом Израиле». Как и многие религиозные течения, выступавшие вначале с протестом против церковной иерархии, но приходившие, в конце концов, к традиционному церковному устройству, «Новый Израиль» оформился в своеобразную церковь с неограниченной властью руководителя [12].
И «Израиль», и «Новый Израиль» имели многочисленных последователей в ряде казачьих областей (Донской, Кубанской, Терской). Вероучение этих сект требовало подчинения властям и разрешало военную службу. В решениях съезда последователей секты, прошедшего в 1905 г. в Ростове-на-Дону, было записано: «Мы верные сыны царя и Отечества; отбываем все требы, установленные законом, а так же и воинскую повинность, уважаем начальство, нуждаемся в покровительстве закона от насилия и несправедливости; мы не принадлежим ни к какой мятежной партии, по нашему вероучению, всякое возмущение против государственного строя и крамолы – противны Господу» [13].
В 1894 г. общины «Духовных христиан нового духовного Израиля» в Сибирском войске объединяли 136 чел. Возникнув в казачьей среде, эта секта продолжала оставаться преимущественно казачьей. Так, в 1907 г. из 555 ее членов, проживавших исключительно в станице Акан-Бурлукской и поселках Якши-Янгизставском и Нижне-Бурлукском, 540 были казаками [14].
Подавляющее большинство духоборов и молокан – представителей других старых русских сект – среди населения Сибирского войска составляли переселенцы-разночинцы.
Духоборы считали себя «борцами за дух». Они полагали, что в мире извечно происходит борьба духовного (последователи Авеля) с плотским (по-следователи Каина). Духоборы считали себя последователями Авеля, избранным народом, который призван осуществить братство в духе божьей правды. По их учению, православная церковь с ее обрядностью, таинствами, иерархией являлась извращением веры и отвергалась. Бог понимался духоборами как пребывающая в мире «премудрость», «любовь», и в этом качестве он присутствовал в верующем человеке. Место Библии заняли у них псалмы, исполняемые на молитвенных собраниях и объединенные в так наз. «Животную книгу». У духоборов существовал культ руководителей секты, которые выработали учение о вселении в них духа «самого Христа». Управление делами общины принадлежало мирской сходке стариков. Для духоборов были непозволительны клятва, присяга и ношение оружия.
Секта молокан вышла из духоборческой среды и так же отрицала православную церковь, ее таинства и обряды, но их вероучение носило более умеренный характер. Они проповедовали идею «спасения верой», что означало, с одной стороны, отказ от любых посредников между богом и человеком, а с другой – требование этики «добрых дел». Труд и взаимопомощь трактовались как основные добродетели. Молокане признавали Библию, рассматривая ее как единственный источник веры, однако, каждый верующий имел право на ее самостоятельное толкование. Религиозный культ у молокан был упрощен, и сводился к молениям в обычных домах, во время которых читались тексты из Библии и пелись молитвы. Руководителями секты являлись выборные пресвитеры. Молокане требовали от своих последователей почитания властей, узаконили моление за царя, однако не признавали его помазанником Божьим. Кроме этого они учили избегать выполнения законов противоречащих, по их мнению, Святому Писанию, например, законов о военной службе и о присяге.
Первое упоминание о существовании в Сибирском войске духоборов и молокан относится к 1897 году, когда в 1 и 2 военных отделах появились их общины, объединявшие 318 чел. В официальных войсковой статистике лишь однажды – в 1900 г. – их численность была зарегистрирована раздельно – 137 духоборов и 1331 молокан соответственно [15]. В последующие годы эти сведения указывались в одной графе.
Уже с 1902 г., духоборы и молокане становятся самой многочисленной из всех групп староверов и сектантов, проживавших в войске. Своего пика – 5365 человек – их численность достигла в 1908 г. К 1915 г., в связи с переселением части молокан в другие районы Степного края, этот показатель уменьшился до 4040 чел. [16].
Своеобразным центром молоканства являлись несколько станиц 2 военного отдела – Николаевская, Омская, Черлакская, в районе которых к концу 1900 г. поселилось 1262 последователя этой секты. В 1908 г. их число в этом районе войсковой территории возросло до 5026 чел. Местная власть была вынуждена мириться с переселением в Степной край в целом, и в войско в частности, этих последователей «вреднейших» сект, так как нуждалась в качественном колонизационном ресурсе. Это нашло свое отражение в характеристике молокан, данной войсковым начальством: «…Молокане – люди с большими хозяйственными навыками, в массе обладающими примерным упорством в труде, народ трезвый, добронравный, опрятно живущий и, как большинство нынешних раскольников, вовсе не фанатичны и не уклоняются от общения с людьми иных обрядов и религиозных воззрений» [17].
По некоторым данным, последователями молокан стала и некоторая часть сибирских казаков: в 1898 г. их было 215, в 1907 г. – 188 человек [18]. Если это не ошибка, заложенная в сведениях станичных атаманов, не разбиравшихся в сути сектантских вероучений, то подобное не исключено. Эти казаки могли быть приверженцами молоканства «донского толка», возникшего еще в начале XIX в. Этот толк отличался восстановлением обрядности и таинств, близких православным, подчинением властям без каких-либо ограничительных условий, молением за них. Его приверженцы не уклонялись от военной службы и признавали присягу.
Другой группой сект, получивших распространение среди войскового населения, были протестантские секты (баптисты, евангельские христиане, штундисты и др.).
Баптизм получил широкое распространение среди немецких колонистов Юга России и Поволжья во второй половине XIX в. Разделяя общехристиан-ские догматы о троице, божественном происхождении Христа и др., баптисты вместе с тем отрицали роль церкви как посредницы между богом и людьми и проповедовали принцип «оправдания верой». Единственным источником ве-ры ими признавалось Священное Писание. Баптисты отвергали иконы, цер-ковные таинства, многие христианские праздники. Богослужения у них были заменены молитвенными собраниями. Крещение баптисты рассматривали как обряд, символически демонстрирующий сознательную веру человека, поэто-му они требовали принятия крещения верующими во взрослом возрасте. Об-ращение в баптизм было обязанностью как специальных проповедников, так и рядовых баптистов.
Очень близким к баптизму было вероучение евангельских христиан, кото-рые придавали исключительное значение проповеди Евангелия и полностью отрицали обрядность.
Почти одновременно с этими сектами в России появился штундизм – сек-тантское течение, возникшее среди русских и украинских крестьян под влия-нием протестантов и сочетавшее в себе элементы протестантизма и вероуче-ния духовных христиан.
Последователи протестантских сект появляются в Сибирском войске в конце XIX в. В 1900 г. численность баптистов составила 405 чел. (395 из них расселились во 2 военном отделе). Штундисты также проживали преимущест-венно на этой части войсковой территории. Их общины существовали в рай-оне станиц Николаевской, Омской и Черлакской. Например, вблизи поселков Волчьего, Степного, Курганского Николаевской станицы в 1901 г. поселилось 206 штундистов [19].
Сведения о войсковом старообрядчестве и сектантстве войсковое началь-ство получало из нескольких источников: от представителей Омской епархии и станичной администрации. Станичные атаманы, указывая численность сек-тантов на подведомственной им территории, нередко не могли «…точно уста-новить признаков религиозного искажения» и выяснить принадлежность пе-реселенцев к той или иной секте или толку. Паспорта последних не всегда имели соответствующие данные. Были случаи, когда переселенцам-штундистам с целью избежания возможных преследований удавалось в мес-тах выхода получить документы о принадлежности к «менее вредным» сек-там.
Поэтому составить картину о динамике численности и соотношении всех групп староверов и сектантов в составе войскового населения очень сложно. Кроме того, в войсковой статистике не существовало единых оснований для разделения сект на «родственные» блоки. Например, «Духовные христиане нового духовного Израиля» на основании практики, сложившейся в середине 1890-х гг., когда других сект в Сибирском войске еще не было, до 1906 г. по-казывались в графе «не приемлющие священства» вместе со староверами-поморцами. Но и с 1906 г. сведения о них не объединялись с данными о близ-ких к ним молоканах и духоборах, а вносились в графу «другие секты».
Исключение составляет 1902 год, когда местными властями была дана, пожалуй, самая развернутая на тот момент характеристика войскового старо-обрядчества и сектантства: старообрядцы, приемлющие священство – 13,1 %, старообрядцы-беспоповцы – 10,6 %, «Духовные христиане нового духовного Израиля» – 5 %, молокане – 46,2 %, баптисты и штундисты – 8,9 %, другие секты – 16,2 % [20].
До конца 1890-х гг. среди войсковых староверов и сектантов преобладало казачье население. Доля разночинцев в их среде резко возрастает с начала ХХ в. в ходе массового переселения в край крестьян из Европейской России. Тем-пы ее роста были велики. По нашим подсчетам, только за один 1900 г. этот показатель составил 250 %, в 1906 г. – почти 70 %, в 1915 г. – более 32 %. Ес-ли в 1896 г. доля казаков среди староверов и сектантов Сибирского войска со-ставляла 95 %, то уже в 1900 г. она уменьшилась до 39,9 % , а в 1915 г. – со-кратилась до 21,6 %. При этом нужно отметить, что в 1 военном отделе старо-обрядчество и сектантство оставалось почти исключительно «казачьим», во 2 военном отделе оно изначально являлось «разночинным». В 3 военном отделе достаточно многочисленные староверческие и сектантские общины имели как казаки, так и разночинцы (при некотором преобладании последних с 1906 г.).
Серьезной борьбы со старообрядчеством и сектантством в Сибирском ка-зачьем войске не велось. Это можно объяснить несколькими причинами. Во-первых, относительной немногочисленностью их последователей среди вой-скового населения.
Во-вторых, умеренностью взглядов, отсутствием в их среде проявлений религиозного радикализма. В официальных отчетах отмечалось, что случаи, когда родители-староверы не противились посещению их детьми православ-ных храмов, не были редкостью. В имевших место в конце 1890-х гг. единич-ных случаях «совращения в раскол» войсковое начальство не видело серьез-ной угрозы православию. Некоторое увеличение численности староверов и сектантов в войске происходило, практически, исключительно за счет естест-венного прироста и переселений. С их стороны не было отказов подчиняться властям или выполнять все положенные повинности, и в первую очередь, са-мую главную для казаков – воинскую повинность.
В-третьих, для начала серьезной миссионерской деятельности на террито-рии войска просто не было необходимых кадров. Омская епархия на протяже-нии многих лет не могла обеспечить Сибирское войско не только миссионе-рами, но даже достаточным числом простых приходских священников. Боль-шинство церковных приходов состояло из нескольких поселков, раскиданных на большом расстоянии, и, как отмечали современники, «…церковную службу и священника казаки видят редко» [21]. Например, в конце 1880-х – начале 1890-х гг. жители трех крупных казачьих селений Кокчетавского уезда – ста-ницы Лобановской и поселков Аиртавского и Чалкарского, несмотря на нали-чие в каждом из них своего православного храма, были вынужденно объеди-нены в один приход. Всеми тремя храмами заведовал один настоятель Лоба-новской церкви, который совершал богослужения в этих селениях по очереди – один раз в месяц (и это при том, что в поселке Аиртавском существовала община староверов) [22]. Правда, определенный надзор за деятельностью крупных общин староверов и сектантов все-таки осуществлялся. Так, в пос. Новомихайловском, где проживало более 150 поморцев, «…для постоянного наблюдения за действиями расколоучителей» в конце 1890-х гг. был постав-лен местный казак Григорий Песковецкий [23]. Однако такие агенты заменить собой священников, конечно же, не могли.
Политика веротерпимости, провозглашенная в манифесте 17 октября 1905 г. сняла прежние запреты и ограничения, касавшиеся старообрядчества и сек-тантства.
В целом, в ходе массовых переселений в Степной край в конце XIX - нача-ле XX вв. структура населения Сибирского казачьего войска приобретала все более сложный характер. Сословная и этническая пестрота войскового насе-ления дополнялась его конфессиональным разнообразием, и в первую оче-редь, за счет роста абсолютной и относительной численности староверов и сектантов. Их доля среди казаков и разночинцев войска возросла с 0,38 % в 1894 г. до 3,56 % в 1912 г. Общая численность староверов и сектантов к нача-лу 1916 г. достигла 8336 чел. [24], делая их накануне социальных катаклизмов 1917 г. заметной частью войскового населения.

ПРИМЕЧАНИЯ
1. Государственный архив Омской области (ГАОО). Ф.67. Оп.1. Д.367. Л.280.
2. ГАОО. Ф.6. Оп. 1. Д.288. Л.10-11; Ф.67. Оп.1. Д.453. Л.15, 17-18, 22-24, 28об.-31; Д.496. Л. 264об., 266об., 271, 280об.; Отчет военного министерства за 1860 и 1861 гг. // Военный сборник. – 1863. – № 12. – С. 542.
3. Усов Ф.Н. Статистическое описание Сибирского казачьего войска. – СПб, 1879. – С.86-88.
4. ГАОО. Ф.67. Оп.1. Д.1597. Л.4-4об.
5. ГАОО. Ф.67. Оп.1. Д.1306. Л.90-91, 387-388.
6. Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1905 год. Часть II (гражданская). – Омск, 1906. – С.14-15; Отчет о состоянии … за 1908 год. Часть II (гражданская). – Омск, 1909. – С.18; Отчет о состоянии … за 1914 год. Часть II (гражданская). – Омск, 1915. – С.16.
7. Никольский Н.М. История русской церкви. – М., 1988. – С.331.
8. Отчет о состоянии … за 1902 год. Часть II (гражданская). – Омск, 1903. – С.30; Отчет о состоянии … за 1905 год… – С.13. С 1906 г. в войсковой ста-тистике окружников и раздорников стали показывать в одной графе – «рас-кольники, приемлющие священство», что, по-видимому, было связано с их фактическим объединением, произошедшем в этом году.
9. Усов Ф.Н. Указ. соч. – С.88.
10. Отчет о состоянии … за 1897 год. Часть II (гражданская). – Омск, 1898. – С.12.
11. Отчет о состоянии … за 1902 год… – Приложения. Ведомость № 6.
12. Малахова И.А. Духовные христиане. – М., 1970. – С.23.
13. Там же, С.25.
14. Отчет о состоянии … за 1894 год. Часть II (гражданская). – Омск, 1895. – С.26; Отчет о состоянии … за 1907 год. Часть II (гражданская). – Омск, 1908. – Приложения. Ведомость № 2.
15. Отчет о состоянии … за 1897 год… – С.12; Отчет о состоянии … за 1898 год. Часть II (гражданская). – Омск, 1899. – С.85; Отчет о состоянии … за 1900 год. Часть II (гражданская). – Омск, 1901. – С. 35.
16. Отчет о состоянии … за 1914 год… – С. 16.
17. Отчет о состоянии … за 1900 год…– С.37; Отчет о состоянии … за 1908 год…– С.18.
18. Отчет о состоянии … за 1898 год…– С.85; Отчет о состоянии … за 1907 год…– Приложения. Ведомость № 2.
19. Отчет о состоянии … за 1900 год… – С. 35; Отчет о состоянии … за 1902 год… – С.31.
20. Отчет о состоянии … за 1902 год…– С.30. К числу «прочих» сект отне-сены евангельские христиане, меннониты и др. Процентное соотношение под-считано нами.
21. Россия. Полное географическое описание нашего отечества. – СПб, 1903. – Т.18. Киргизский край. – С.190.
22. ГАОО. Ф.67. Оп.1. Д.1597. Л.4-4об.
23. Отчет о состоянии … за 1897 год…– С.12.
24. Отчет о состоянии … за 1915 год. Часть II (гражданская). – Омск, 1916. – С.13.

С уважением,
Андрей Иванов
Последнее редактирование: 09 апр 2013 23:24 от Шиловъ.
Спасибо сказали: Patriot, bgleo, Калдаманец, Андрей Машинский, 1960

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
11 апр 2013 16:35 - 12 апр 2013 15:08 #13224 от bgleo
Неоднократно встречал в МК записи о крещении уже взрослых людей «раскольницкой, беспоповской поморской секты», например в МК ЯкшиЯнгистава за 1904 год:
30 января
«Ксения – Дочь казака пос. НижнеБурлукскаго, Федота Палат(оле)на, раскольницкой, беспоповской поморской секты, 16-и лет вследствии проявления ею решительнаго желания, присоединена к православной Греко Российской церкви с сохранением прежняго имени Ксения»

С уважением, Борис Леонтьев
Последнее редактирование: 12 апр 2013 15:08 от bgleo.
Спасибо сказали: Андрей Машинский

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
11 апр 2013 22:39 - 12 апр 2013 04:01 #13227 от Минусин
Присоединиться к православию можно было в любом возрасте как и новокреститься .
Интересно событие , которое эту девицу или кого либо заставило пойти на такой подвиг , круто менявший жизнь .
У неё скорее всего бракосочетание с православным . Выучиться на учительницу она тоже не смогла бы не присоединившись .
Киргизам новокрещенным были льготы по податям - освобождали на три года .
Евреям - выкрестам , способствовали расширению предпринимательской деятельности , получению чиновничьего места и продвижение по службе .
Да мало ли кому что надо было . Вот тут то и "подсекали" их .
Последнее редактирование: 12 апр 2013 04:01 от Шиловъ.
Спасибо сказали: bgleo, Андрей Машинский, Хох-олл

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
12 апр 2013 04:01 - 12 апр 2013 04:03 #13234 от Шиловъ
Какие мы все скептики и неверы! Наша "вера" - пракитцизм. Ибо, допустить мысль, что сама красота и истинность православной веры могла подвигнуть этих людей "круто изменить жизнь", мы никак не можем. Даже не рассматриваем ее.

КАЗАКЪ СИБИРСКАГО КАЗАЧЬЯГО ВОЙСКА, ШИЛОВЪ
Последнее редактирование: 12 апр 2013 04:03 от Шиловъ.
Спасибо сказали: Минусин

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
12 апр 2013 05:23 - 23 нояб 2015 18:23 #13235 от svekolnik
Из МК ст. Арык-Балыкской за 1895 год.






Такая запись не одинока. В каком-то году попадалось запись где разом 15 или 16 душ сектантов присоединились к вере православной


Это сообщение содержит прикрепленные изображения.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Последнее редактирование: 23 нояб 2015 18:23 от bgleo.
Спасибо сказали: bgleo, sibirec, Андрей Машинский, 1960

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.