Сибирские служилые татары.

Больше
08 фев 2015 09:35 #26978 от Витязь
Татарское служилое сословие «йомышлы» начало формироваться практически сразу после завоевания Сибири. Уже в 1595 году в гарнизоне города Тюмени имелись служилые татары. А в 1598 году, во время последнего похода на хана Кучума, тобольский воевода Андрей Воейков поручил отдельную операцию отряду, в который входили 40 казаков и 60 татар. Как предполагал Г.Ф. Миллер, отдельные служилые татары были приняты на военную службу по особому распоряжению Ермака.

Семен Ремезов сообщает, что после поражения в августе 1598 года Кучум с небольшим числом своих сторонников направился в Ногайскую землю, где был убит, а его люди «приидоша ко граду Тобольску и приложася ясак платити, овии же крестишася во христианство и поверстаны в службу в новокрещенский список, овии же мурзы и мурзичи, 300 человек поверстаны в службу и оклад им учинен по 15 рублей и по 7-ми. И поставиша русского голову, чиновника».

По всей видимости, именно эти 300 «мурз и мурзичей» впоследствии составили основу контингента служилых татар главного сибирского города Тобольска. Численность их почти не менялась и оставалась в Тобольске в течение всего XVII века в пределах 250 - 255 человек. Таким образом, основа служилого татарского войска складывается из представителей военно-служилой элиты Сибирского ханства.

Потомки служилых татар вели свои родословные от военно-феодальной верхушки Сибирского ханства. Многие из них были связаны происхождением со знатными родами тюрко-монгольского мира. Поступив «за многие привилегии» на царскую службу и сохранив в определенной мере свои прежние права, они составили особый разряд так называемых «юртовских служилых татар», выделенных из основной массы ясачных людей».

В конце XVI века из юртовских татар были сформированы команды, сосредоточенные в Тобольске, Тюмени и Таре. Позже подобные подразделения появились в Томске, Кузнецке и Красноярске. Сумев привлечь на свою сторону сибирскую татарскую аристократию, Москва получила в их лице профессионально подготовленный военный контингент, не требующий значительных затрат на обучение и вооружение, который играл важную роль в процессе дальнейшей колонизации Сибири. В XVII веке служилые татары успешно выполняли возложенные на них функции, связанные, прежде всего, с несением конной службы.

В русские казачьи команды, как правило, набирались лишь те инородцы, которые приняли православную веру. Новокрещенные татары служили в русских либо литовских командах. Обычно они выделялись в отдельный список. По этому списку в 1633 году тобольских новокрещенных татар и новокрещенных казаков числилось 25 человек.

Поставленная Московским правительством важная стратегическая задача привлечь на свою сторону татарскую феодальную знать предписывала сибирским воеводам проявлять «береженье к ним и ласку» и не ущемлять религиозные чувства татар.

По данным историка С.В. Бахрушина, число служилых татар в XVII веке в Тобольске составляло около 250 человек, в Тюмени —75, на Таре — 36 человек. Общая же численность военно-служилого населения Тобольска составляла 730 человек, Тюмени — 334, Тары — 425 человек. По «Расписанию» Сибирского приказа 1737 года, в русских казачьих командах Тобольска было положено по штату 583 казака, в татарских — 364. По «Расписанию» 1849 года в Тобольском конном Сибирско-Татарском городовом казачьем полку числилось 1354 казака (по Тобольскому, Тюменскому и Ялуторовскому округам). В Тобольском русском пешем казачьем батальоне в это время числилось 1707 казаков. В середине XIX века общая численность Сибирского линейного казачьего войска составляла 11943 человека. Таким образом, на протяжении всего периода своего существования татарское казачество составляло весьма значительную часть сибирского казачьего войска.

Казаки «содержали везде стражу, употреблялись при построении слобод, отправляли разные службы по городам при воеводах, чинили сбор ясака в казну от ясашных народов и удерживали их в надлежащем повиновении начальству». Служилые татары направлялись в «соляные» походы на Ямыш-озеро. Позднее, в конце XVIII- начале XIX веков, когда необходимость в подобных мероприятиях отпала, казаки татарских сотен, наряду с русскими городовыми казаками, стали использоваться «для содержания стражи и посылок», «употребляться в разные городовые караулы» в земских судах Кургана, Ишима, Ялуторовска, а также служили в качестве переводчиков в приграничных крепостях.

В результате проведенных в 1822 году реформ в Западной Сибири были сформированы Тобольский городовой полк, Сибирский татарский казачий полк (с командами в Тобольске, Тюмени, Томске), Томский (с командами в Томске, Кузнецке, Нарыме). Положения «Устава о сибирских городовых казаках» и «Устава об инородцах» приводят к дальнейшей унификации прав и обязанностей русских казаков и казаков-татар, в том числе и в земельных вопросах. Завершается этот этап в 1868 году упразднением Сибирского Татарского казачьего полка.

Увы, но материальных свидетельств: наград, воинской формы, царских грамот, пожалованных в свое время казакам-мусульманам, проживавшим на территории Тобольска и Тобольского района, практически не осталось. Во времена установления Советской власти в Сибири многие из казаков, в том числе и мусульман, попрятали свидетельства своих прошлых заслуг перед царской властью. И теперь добыть эти доказательства можно, в основном, занимаясь поиском кладов, на которые богата земля Тобольская.
Спасибо сказали: 549

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
08 фев 2015 23:10 #26994 от Витязь
После падения Сибирского ханства в конце XVI века, основная часть оставшейся в живых татарской феодальной верхушки, переходит на службу новому правительству в качестве служилого сословия - «йомышлы»
Семен Ремезов в «Истории Сибирской» сообщает, что в 1598 г. «в поход за царем Кучумом» была направлена рать. В результате боя было захвачено много пленных, в том числе 3 сына, 2 дочери и 6 жен «кучумовых» и «з достальным имением и со скотом возвратишася здравии». Плененные «кучумовичи» были отправлены в Москву. После поражения хан Кучум бежал к верховьям Иртыша и по пути «похитил у калмыков коней многое число». Однако калмыки настигли обидчика, и «многих кучумлян побиша и коней, свои стада отняша». С небольшим числом своих сторонников Кучум направился в Ногайскую землю, где сам он был убит, а его люди «приидоша ко граду Тобольску и приложася ясак платити, овии же крестишася во христианство и поверстаны в службу в новокрещенский список, овии же мурзы и мурзичи, 300 человек поверстаны в службу и оклад им учинен по 15 рублей и по 7-ми. И поставиша русского голову, чиновника»
По всей видимости, именно эти 300 «мурз и мурзичей» и составили основу контингента служилых татар главного сибирского города - Тобольска. Численность ихпочти не менялась в течение всего XVII в. и оставалась в Тобольске, по данным С.В. Бахрушина, в пределах 250-255 человек
Сведения относительно пленения «лутших мурз» и приведения их к шерти в 1598 г. подтверждаются и в Наказе русскому послу Александру Федоровичу Жировому-Засекину, где сообщается, что «...государевы наши люди зашед Кучума царя на поле, побили на голову самого Кучума царя да брата его Илитеня царевича и детей его и племянников и с ним трех царевичей ми многих князей, и мурз и всяких людей побили болши шти тысеч человек, а пяти царевичей Кучумовых детей Асманака царевича з братьею, десять цариц Кучюмовых и детей его жон да восмь царевых Кучюмовых дочерей, лутших мурз болши трехсот человек живых взяли и к государю нашему царю и великому князю Борису Федоровичу всея России самодержца привели, а улусы Кучумовы разорили...».
Таким образом, основа служилого татарского войска сложилась из представителей феодальной верхушки бывшего Сибирского ханства. До присоединения Сибири они составляли военно-служилую элиту Сибирского ханства. Среди них С.В. Бахрушин называет князя Енбулата, служившего в Тобольске в 90-е годы XVI в., его сына князя Кутука и внука Аллагур-мурзу, мурзу Кайдаула Байсеитова, его сыновей Мамета, Читея и Аиткула Кайдауловых, тарского князца Тынмамета Берделей-мурзина, его сына Кучука Тынмаметова и внука Талайку Кучукова. Среди татарских мурз начала XVII в. известен тюменский служилый татарин «князь
По сведениям Г.Ф. Миллера, уже в 1595 г. служилые татары имелись в гарнизоне г. Тюмени. Так, он сообщает об уходе из Тюмени в 1595 г. 50 служилых татар с женами и детьми, которые направились в область, лежащую по верхнему течению Тобола, и захватили с собой еще 30 человек ясачных татар и тюменских служилых татар. В 1598 г., во время последнего похода на хана Кучума, тобольский воевода А. Воейков поручил отдельную операцию отряду, в который входили 40 казаков и 60 татар.
Аткачарко Ахманаев», тюменские «юртовские служивые татарове лучшие люди» Девей Иртышов, Буйдак Емачтаев, Тугока Келементеев, Моюмас Азехматов, Казад Енгильдеев, Устемир Канчюрин и др. Некоторые из попавших в русский плен сибирско-татарских феодалов были отправлены в Москву. Известно, что плененный царевич Маметкул в 1584 г. был отправлен в сопровождении отряда казаков под предводительством атамана Грозы. В Москве Маметкул был милостиво принят царем Федором и, поступив на русскую службу «полковым воеводою», принимал участие в 1590 г. в шведском походе, а также в походах по усмирению татар.
В отличие от русского казачества, в подавляющей массе формировавшегося из низов сибирского общества и благодаря службе достигавших определенного социального статуса, изменения в социальном положении казаков-татар происходили в прямо противоположном направлении. Потомки служилых татар вели свои родословные от военно-феодальной верхушки Сибирского ханства. Многие из них были связаны происхождением со знатными родами тюрко-монгольского мира. «За многие привилегии» поступив на царскую службу и «сохранив в определенной мере свои прежние права, они составили особый разряд так называемых «юртовских служилых татар», выделенных из основной массы ясачных людей». В лице татарской военно-служилой знати Московское государство получило профессионально подготовленный военный контингент, который играл исключительно важную роль в процессе дальнейшей колонизации Сибири. Татарская военная знать, как отмечал С.В. Бахрушин, «безболезненно перешла на царскую службу, переменив без резкого перерыва одного господина на другого».
Подобная же ситуация наблюдалась и в других покоренных Русским государством постзолотоордынских государствах - Астраханском, Казанском ханствах. Казанским феодалам после завоевания Казанского ханства, когда мощь татарской знати была сломлена, также пришлось всецело ориентироваться на политику московского правительства. Те феодалы, которые проявили лояльность по отношению к русскому правительству, были оставлены на своих местах. За это они должны были служить новой власти. Их стали называть мурзами и служилыми татарами. Служилые татары использовались в качестве толмачей, переводчиков, послов, писцов и т. д. Они участвовали в Ливонской войне, военных походах, охране границ Русского государства и пр. За службу они получали земли, денежное и хлебное жалованье. Служилые татары обладали некоторыми привилегиями в торгово-ремесленных занятиях. Общее же число татар в русской армии в XVII в., по данным С.Х. Алишева, составляло около 10 %, а в 1651 г. их было 6,5 % или 9113 человек конных воинов.
По окладным книгам 1696 г. обнаруживаем, что самые большие оклады среди тобольских служилых татар были у голов служилых татар - Авазбакея Кульмаметева - 23 рубля, и его сына Сабанака Азбакеева - 16 рублей. Наибольшие оклады среди служилых татар - по 15 рублей - были у Кармышана Кочемаметева, Тахлыбая Копландина, Юзюпа Алышаева, Мамета (по другим источникам -Ишмамета) Семенеева и Мамет Мурата Азбакеева. По 14 рублей получали Акшац Мамеделеев, Кутлумамет Исенеев, Аничко Аиткулов, Урмашко Надыров. Русская администрация сохраняла иерархию среди «лучших людей» аборигенного населения на протяжении XVII в., поэтому в окладах служилых татар отражалась социальная значимость прежней ханской элиты. Кроме того, обычно на места умерших служилых с их окладом приверстывались их дети или братья. Исходя из этого, в указанных служилых татарах со старшими окладами можно видеть потомков высшей аристократии Сибирского ханства, в том числе, возможно, и карача-беков.
Как замечает П. Небольсин, в Сибири в сословие служилых людей татары верстались за особенные услуги, часто по их собственной просьбе, но преимущественно из тех, «от которых измены не почаяти».
Привлечение на свою сторону татарской военно-служилой знати для Московского государства имело огромное значение. Поэтому действия местной власти были направлены на то, чтобы выполнять установку центрального правительства: «.от Кучума царя людей лучших отговаривать, чтобы ехал к государю служить». Для этих целей привлекались и уже перешедшие на русскую службу тобольские татары. Была предусмотрена система поощрений и льгот: «а которые от царя приедут и тех жаловать, и сукна давать и хлебца. И которые князьки и Татарове государю служат и в город к воеводам приходяти ясаки платят, и про всякие вести про Кучума царя, и про его умышление и про Ногай, учнут приходя сказывать - и тех татар поить и кормить государевым запасом и береженье к ним и ласку держат великую и отпускати их к себе домой не задерживая».
Угроза отпадения Сибири от центра существовала в течение всего XVII в. Эта угроза обязывала Российское правительство предпринимать меры по установлению прочных административных, политических и экономических связей с «дальней сибирской вотчиной». Тобольск с конца XVI в. являлся связующим звеном между новой государевой вотчиной и центром, объединял сибирские города под своим началом.
Исходя из этих установок, на первых порах государство всячески старалось поощрять служилых татар и оберегать их интересы, в том числе и от представителей местной власти. Когда в 1598 г. воевода Ефим Бутурлин «мимо государеву указу» наложил на юртовских татар ясак по 10 соболей с человека и «не в меру, но по большому окладу» наложил ясак на тобольских «кречатников», которые прежде «за ясак давали кречеты», а после обложения ясаком «государю изменили, побежали», то служилые татары обратились к царю с челобитной, в которой жаловались, что «у них вотчин никаких нет и соболями не промышляют» и прежде ясака с «них не имали». Царь освободил юртовских татар от ясака, а новым воеводам предписал произвести розыск об этих незаконных действиях Ефима Бутурлина и велел «за то на Ефима опалу свою государеву положить». Из Москвы поступает предписание воеводам «льготить и беречи...» юртовских татар, и чтобы «.они б жили в государевом жалованье безо всякого сумненья и юрты свои полнили». «Имянной указ» царей Ивана и Петра Алексеевичей от 21 января 1696 г. гласил: «будет по розыску явится, что ясачные люди разбрелись в дальние страны и изменили от воеводских нападков и тех воевод, которые по совершенным уликам будут тому вины - за то самих казнить смертью же».
По всей видимости, именно дипломатическими расчетами и политической дальновидностью московской власти объясняется и то, что служилые татары на протяжении всего периода существования данного сословия оставались мусульманами. Активных насильственных мер по христианизации служилых татар в Сибири, в отличие от Казанского ханства, не предпринималось. И хотя одним из важнейших постулатов казачества являлось православие, и в казачьи команды обычно набирались лишь те инородцы, которые приняли христианскую веру, тем не менее, основная масса татар-казаков в Сибири осталась «магометанами». Татары же «новокрещены» служили в русских, либо «литовских» командах. Как правило, они выделялись в отдельный «список». По этому «списку» в 1633 г тобольских новокрещеных татар и новокрещеных казаков числилось 25 человек. «Новокрещены» на первых порах составляли особый разряд полуслужилых инородцев - т.н. «кормовые новокрещены», которые получали неопределенный денежный «корм» за разные служебные поручения, а не постоянное, годовое «жалованье», которое выдавалось «служилым татарам» (некрещеным) и другим служилым инородцам, составлявшим постоянные воинские части.
«Кормовые новокрещены» часто били челом о поверстании в русские войсковые части - в казаки и др. Обычно эти просьбы удовлетворялись, и новокрещеные татары очень быстро сливалась с русским казачеством.
В целом число новокрещеных татар было незначительным, так как, несмотря на все усилия рьяных сибирских православных просветителей Филофея Лещинского, Сильвестра Главацкого и их последователей, новая вера плохо приживалась у сибирских народов, и особенно у татар. В то время как князьки северных княжеств (Обдорского, Пелымского, Куноватского и пр.), хотя бы номинально принимают православие, ситуация с верхушкой бывшего Сибирского ханства остается иной. В их отношении Москва выбирает иную, более гибкую политику.
Таким образом, на первых порах для сибирской верхушки не происходит существенных изменений при смене сюзерена. С присоединением Сибирского ханства к России царское правительство в основном сохранило традиции военной службы, сложившиеся еще в период существования ханства. В конце XVI - начале XVII вв. они по-прежнему считаются «лучшими людьми», за ними сохраняются их «вотчинные угодьи», им даются различные привилегии. Кроме того, они, наряду с русскими служилыми людьми, за службу получают денежное, хлебное и соляное жалованье. Но в дальнейшем положение служилых татар постепенно меняется.

Автор: Зайтуна Тычинских
Спасибо сказали: Нечай, Андрей Машинский

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
09 фев 2015 07:44 #26997 от Витязь
Мусульманское казачество в Сибири

Сибирское линейное казачье войско было создано в 1808 году, после перевода регулярных драгунских частей из Сибири на запад.
Одно время, правда, его историю пытались вести от казаков атамана Ермака Тимофеевича. Однако в 1586 году, когда в Сибири закрепилась царская администрация, казаков, пришедших с Ермаком, оставались единицы. А основу нового казачества уже составили не они, а "охочие" люди с русского севера, местные служилые татары, переселенцы.
В отличие от потомков вольных общин - Донского, Уральского, Терского войск - Сибирское было создано государством. 19 августа 1808 года новое войско, созданное из казаков Иртышской, Ишимской, Колываново-Кузнецкой приграничных линий, получила официальное наименование Сибирского линейного казачьего войска со столицей в Омской крепости.
В 1822 году появился "Устав о сибирских городовых казаках", определяющий место казачества в социально-политическеой жизни региона. В Сибири были сформированы семь полков городовых казаков. Среди них и Сибирский татарский казачий полк, укомплектованный из тобольской, тюменской и томской городовых татарских казачьих команд. В 1849 году полк был преобразован в Тобольский конный казачий полк. Тогда в нем несли службу 1380 мусульман-казаков и 1704 ясачных татар.
Южную границу Сибири охраняли, главным образом, от набегов казахских племен. Еще в 1765 году на границе со степью была устроена своеобразная контрольно-следовая полоса - барьер из жердей и срубленных деревьев, тянувшийся вдоль Пресногорьковской и Иртышской линий, в 10 верстах перед ними. Вторую такую полосу образовали рогатки, поставленные в промежутках между крепостями и редутами на самой линии. Вдоль барьера стояли казачьи пикеты, курсировали - "от маяка до маяка, от станца до станца" - казачьи разъезды. Когда разметанный барьер оповещал их о появлении ордынцев, маячные зажигали сигнальные костры - и все живое стремилось укрыться под защиту укреплений, а дежурные казачьи отряды готовились к схватке.
Напряженность линейной службы казаков в Западной Сибири усугублялась громадной протяженностью границы, от Тобола до Алтая. В 18 веке службу на линии несли еще несколько сот донских и яицких казаков, башкир и мещеряков, а до 1812 года и несколько драгунских полков. Однако драгунская кавалерия оказалась малопригодной для борьбы с отрядами ордынцев. В 1812-м драгуны ушли воевать с Наполеоном, а сибирские линейные казаки остались единственной конницей в Западной Сибири, служащей с 17 лет и "доколе в силах"...
За "усердие и исправность к службе" войско в 1812 году получило свою первую награду - флюгера на пики. В 1810-м были открыты школы для казаков действительной службы, а в 1815-м (впервые в истории казачества) введено обязательное начальное образование. Для подготовки офицеров в Омске в 1813 году создали войсковое училище.
С 1810-х годов сибирцы стали проходить и систематическое военное обучение, облеклись в форменные темно-синие мундиры и такие же шаровары с красными лампасами (с декабря 1840-го цвет униформы стал темно-зеленым). Около 1812 года сибирские казаки впервые надели красные погоны, а офицеры - серебряные (артиллерийские - золотые) эполеты.
В этническом плане умма главным образом была представлена татарами и башкирами, а несколько позже и казахами-казаками. В 1855 году в Тобольском конном полку служило 1373 мусульман (33,6 процентов от общего числа), расселенных в Тобольском, Тюменском и Ялуторовском округах. К этому времени положением Военного совета от 6 февраля 1854 года был решен вопрос о причислении в период размежевания полковых земельных годий соседних 5874 ясачных татар к военному сословию, после которого численность мусульманских казачьих селений достигло 63, число мечетей при них - 57.
В других полках Сибирского линейного казачьего войска, находившихся на территории Казахстана, насчитывался 261 правоверный. Основная часть их проживала в станице Имантавская вблизи Кокчетава и станице Татарская. Мечети действовали в Становой и Татарской, но без официальных мулл. Еще в 1852 году казаки станицы Становой Тобольской губернии подавали прощение о разрешении им избрать из своей среды муллу с содержанием его за счет общества и с освобождением от военной службы. На эту должность они прочили резервного казака Абдувалита Синюкаева. Но командование Отдельного Сибирского корпуса отложило решение вопроса на время.
На следующий год департаментом военных поселений на примере аналогичного прощения мусульман Тобольского казачьего конного полка был разработан проект правил о назначении мусульманского духовенства в казачьих войсках Сибири. Казакам-мусульманам разрешалось избирать из своей среды имама, если при мечети состояло не менее двухсот мужчин. Кандидаты на должность муллы должны были подвергаться испытанию в Оренбургском Духовном собрании и утверждаться генерал-губернатором западной Сибири или командующим Отдельного Сибирского корпуса.
В правилах говорилось: "Принимая во внимание, что духовенство магометанское проникнуто фанатизмом,... и что умножение лиц сего духовенства в отдаленном крае, соседствующем с народами магометанского исповедания, может иметь весьма неблагоприятные следствия по влиянию, которое муллы вообще имеют на простолюдинов".
В связи с этим проблема решалась причислением казаков-мусульман к приходам существующих мечетей на губернских землях и городах.
В 1861 г. Сибирское линейное казачье войско было переименовано в Сибирское казачье войско, а окончательно упразднено с приходом власти большевиков и всеобщим расказачиванием.
В подготовке материала использованы работы Смирнова А. «Часовые империи. Сибирское казачье войско на службе отечеству», Загидулина И.К. «Мусульмане в российском казачестве в первой половине 19 века», Кабдулвахитова К. «По следам тюменских шейхов».

Отписка об отправке берди-мурата, сына хана Кучума, из тобольска в Москву

1600-1601 гг.
Отписка тобольского воеводы Семена Сабурова туринскому голове Федору Янову о принятии мер к дальнейшей отправке до Верхотурья царевича Берди-Мурата и его провожатых.
Господину Федору Осиповичу Семен Сабуров челом бьет. Отпустили, господине, мы к царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии к Москве сибирского царевича, Кучумова сына, Берди Мурата, а с ним послали сына боярского Василия Тыркова и татар и казаков. И как к тебе с царевичем Василье Тырков приедет, а в стругех будет рекою для мелей до Верхотурья не дойти, и ты б Василью Тыркову дал под царевича, и под татар, и под стрельцов, и под казаков, которые посланы с ним из Тобольска, и под провожатых, которые стрельцы и казаки посланы с ним будут с Тюмени, обласы, чтоб им всем дойти до Верхотурья. А однолично б еси, господине, тем промыслил, обласы велел собрати. И отпустил бы еси Василия Тыркова с царевичем и со всеми людьми тотчас в обласех, чтоб Василью с царевичем дойти до Верхотурья здорово. А будет обласов столько не будет, и ты б Василию Тыркову дал под царевича да под татар под 5 человек 6 лошадей да под рухлядь и под запас, как мочно поднять, да Василию Тыркову дал бы еси две лошади, да татарам Кизылбаю Купландееву, да Теребердею Кулмаметову, да Девлету Купкилдееву, да литвину Яну Федьковскому, да казаком Грише Выходцу с товарищи, трем человекам, по подводе с проводники. И отпустил бы еси Василия Тыркова с царевичем и с татары и с казаки тотчас, не мешкав. А которые стрельцы и казаки будут с Тюмени за царевичем провожатые, и ты б тех провожатых послал на Верхотурье царевича провожати пеших, под запасы им дал 2 лошади. А струги бы еси, в чем царевич едет, прислал на Тюмень. И ко мне про царевича, как его на Верхотурье отпустишь, отписал, как будут в Тоболеск ездоки.

ААН, ф. 21, on. 4, № 5, л. 11 и 11 об., № 10
Спасибо сказали: Нечай, Андрей Машинский, 549

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
22 июль 2015 12:54 #30759 от Витязь
Калиль Кабдулвахитов, редактор газеты «Муслим – Инфо»

МУСУЛЬМАНСКОЕ КАЗАЧЕСТВО В СИБИРИ

(Национальные культуры региона. Научно-методический и репертуарно-информационный альманах. XVI выпуск. Издание Комитета по делам национальностей Тюменской области и Дворца национальных культур «Строитель», Тюмень, 2007, стр. 31-32)

Основу мусульманского казачества в 1808 году в период создания Сибирского линейного казачьего войска составили потомки служилых татар Тюмени, Тобольска и Ялуторовска. В свою очередь служилые татары являлись потомками военной элиты Кучумова Юрта. После падения Сибирского ханства, мусульманское население было разделено на три категории:

• служилых татар (беки и мурзы);
• ясачных татар (они добывали пушнину для царской казны);
• бухарцев (занимались торговлей и духовными делами).

Служилые татары, их еще называли всадниками, находились в составе гарнизонов новых сибирских острогов. Военная служба была пожизненной и обязывала служилых участвовать в походах против сыновей Кучума и восточных соплеменников, выполнять работу толмачей, переговорщиков. Известно, что в 1598 году в составе одной тысячи конников, окончательно разбивших Кучума на Оби, было триста служилых татар.

Со времени построения Тюменского острога и по 1618 год главой тюменских служилых юртовских татар был Майтмас Ачекматов. Впервые этот человек фигурирует в документах в группе татарских князей, с которыми сражался Ермак у устья Туры. Но очень скоро Майтмас покидает Кучума и переходит на сторону людей Ермака вместе с другими влиятельными военачальниками — Каскарой и Варварой (Бурбарой).

После кончины Майтмаса его сыновья Мургач, Надыш, Шугур и Кутайгул продолжили службу. Многие населенные пункты Тюменской области носят имена служилых татар: Каскаринские, Авазбакиевские, Уразметовские, Исеневские, Тахтагульские, Ембаевские, Кончебурские, Сагантыковские, Сулейменские, Муллашевские, Наримановские, Бегишевские, Баишевские, Епанчинские и так далее. В 1725 году в Тобольске в числе 725 военных насчитывалось 228 служилых татар, получавших жалование 6 руб. 16,5 коп.

В 1822 году появился «Устав о сибирских городовых казаках», определяющий место казачества в социально-политической жизни региона. В Сибири были сформированы семь полков городовых казаков, в числе них Сибирский татарский казачий полк, укомплектованный из тобольской, тюменской и томской городовых татарских казачьих команд. В 1849 году этот полк был преобразован в Тобольский конный казачий полк. Подразделение выполняло конвойную и охранительную работы. Казаки проживали в татарских юртах Тюменского, Тобольского и Ялуторовского района и по требованию являлись на службу на конях в полном боевом снаряжении. До сих пор в некоторых тюменских семьях помнят, что отцы семейств нехотя выдавали дочерей замуж за служилых. Пусть уж лучше пойдет дочь за ясачного, говорили они, не останется вдовой.

В 1852 году в Тобольском конном казачьем полку несли службу 1380 мусульман. Однако уже вскоре, согласно Положению Военного совета от 6 февраля 1854 года о причислении в период размежевания полковых земельных угодий 5874 ясачных татар в военное сословие, количество мусульманских казачьих селений резко возросло.

В 1855 году в Тобольском конном казачьем полку вместе с зачисленными в полк ясачными татарами служило 6247 правоверных — это 33,6 процентов от общего числа военнослужащих. Для сравнения, в Уральском казачьем войске в этот период на службе состояло 3407 мусульман, в Оренбургском — 5650, Кавказском линейном — 1959, Донском — 318.

Согласно Правилам о назначении мусульманского духовенства в казачьих войсках Сибири, разработанного Департаментом военных поселений в 1854 году, казакам-мусульманам разрешалось избирать из своей среды имама, если при мечети состояло не менее двухсот мужчин. Если прихожан было меньше, они причислялись к приходам существующих мечетей в селениях и городках.

В 1855 году численность мусульманских казачьих селений Тобольского конного полка достигло 63. Количество мечетей при них — 57. Духовных лиц — 79. Средняя численность прихода составляла —109,6.

В 1860 г. Сибирское линейное казачье войско было переименовано в Сибирское казачье войско. Тобольский конный казачий полк занимал лидирующее положение по числу мусульман вплоть до упразднения в 1868 году. Потомки служилых татар продолжили службу в других подразделениях. Насколько за века вошли в их плоть и кровь понятие воинской чести, можно судить по потомственному казаку, ветерану Великой Отечественной войны Хабибулле Якину, который в 22 года уже имел пять орденов: три ордена Слава, два — Красной Звезды.
Спасибо сказали: Куренев, Нечай, Андрей Машинский, evstik, 549

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.