Сибирские дворяне и дети боярские

Больше
24 янв 2015 04:04 #26543 от Витязь
В Сибири чин сына боярского появился в конце XVI в. Указом от 30 мая 1683 вводился чин сибирского дворянина, повелевалось ссыльных российских дворян и их потомков, служивших без взысканий в Сибири в детях боярских, уравнять с дворянами и детьми боярскими других городов России. Создание сибирского дворянства сопровождалось массовым повышением в чинах заслуженных сибирских служилых людей. В высший разряд — неродовитых дворян, в так называемый московский список, — был переведен тобольский сын боярский Ю.И. Глинский, а его сыновья заняли ступеньку ниже, стали «жильцами». В «московский список» также были пожалованы томские дети боярские Качановы, один из которых позднее дослужился до дворцового чина стольника (по росписи чинов XVII в. стольники занимали 5-е место после бояр, окольничих, думных дворян и думных дьяков). Однако при проведении I ревизии (1719) Петр запланировал ликвидировать старую социальную иерархию (что было осуществлено только в 1722 с введением Табели о рангах), и в соответствии с этим проводивший ревизию в Сибири И.В. Солнцев-Засекин записал всех ранее неподатных сибирских служилых людей в податные сословия посадских людей и государственных крестьян. Действия переписчика вызвали протест сибирских губернаторов, которые не согласились с таким понижением социального статуса данной категории населения и добились введения для нее специальных штатов.

До середины XVII в. правом верстать (зачислять на службу) в дети боярские обладали воеводы, затем такие верстания они проводили только с санкции разрядных воевод. В состав детей боярских попали некоторые ермаковы казаки и их потомки (Галкины, Грозины), а также представители родовой знати (Албычевы, Пелымские и другие). Основным источником пополнения этого чина стали переведенные и ссыльные русские дворяне и дети боярские, выходцы из «литвинов» и «немцев», конные казаки, повышенные в чине за заслуги на государевой службе. С 1630 Сибирским приказом предписывалось верстать в дети боярские ссыльных «иноземцев», принявших православие. С середины XVII в. Сибирский приказ и воеводы начинают проводить «разборы» служилых людей, чтобы предотвратить пополнение этого сословия тяглыми людьми и ссыльными. Отныне верстания в дети боярские осуществлялись из числа их потомков с учетом заслуг. Остальные потомки служили в «литовском списке» или конных казаках. На протяжении всего XVIII в. в чины сибирских дворян и детей боярских зачисляли губернаторы с учетом выслуги, заслуг и в отдельных случаях происхождения претендента.

В XVII в. дети боярские являлись «служилой арис­тократией» Сибири. Они выполняли наиболее ответственные поручения военно-административного характера: проводили «досмотр» земель и устройство крестьянских слобод; «прибор» пашенных крестьян; служили приказчиками в острогах и слободах пашенных и оброчных крестьян; возглавляли отряды, сопровождавшие казенные грузы или находившиеся в дальних острожках и ясачных зимовьях в качестве «годовальщиков». Их обычно ставили во главе небольших посольств и военных отрядов, рассылавшихся в районы к «немирным иноземцам». Дети боярские составляли большинство высших команд, состава сибирских гарнизонов. Только они могли стать головами гарнизонов сибирских городов, обычно назначались атаманами конных казаков и стрелецкими сотниками, в отдельных случаях — атаманами у низшего «чина» сибирского «войска» — пеших казаков. Грамотные и опытные дети боярские использовались на «городовой службе»: проводили переписи тяглых людей, собирали «окладные» сборы с посадских и крестьян, становились подьячими и дьяками приказных изб. Иногда им поручалось проведение следствия должностных преступлений воевод и приказных людей. Как командиры отрядов землепроходцев, некоторые дети боярские стали основателями сибирских городов и их 1-ми воеводами (казачьими атаманами). В XVII — начале XVIII в. сибирских дворян и детей боярских назначали на воеводские должности. Например, в 1697—1711 из 67 человек, побывавших на воеводских должностях в Сибири, 11 были выходцами из местных дворян и детей боярских.

В XVIII в. в результате создания регулярной армии, реформ военной организации казачества и бюрократизации государственного аппарата значение служб дворян и детей боярских в Сибири резко сократилось. Сибирские дворяне и дети боярские привлекались преимущественно к гражданской службе. Они осуществляли различные фискальные функции, занимались доставкой и хранением казенного хлеба, вина и соли, закупкой хлеба для казенных запасов, проводили расследования при межевых спорах и других гражданских исках, выполняли полицейские функции в городах и т. д. При этом они оставались вне четкой сетки военных и гражданских чинов петровской Табели о рангах. В этих условиях представители некоторых родов сибирских дворян и детей боярских сумели получить личное и потомственное дворянство службой в регулярной армии и государственном аппарате.

Широко распространилась в XVIII в. практика назначения представителей сибирских служилой аристократии на должности воевод. Попытка ее ограничить была предпринята именным указом от 12 января 1739, которым запрещалось назначать воевод из обывателей: купечества, казаков и т. п. Но в полном объеме этот указ реализовать не удалось. По неполным данным, из 108 человек, занимавших в 1730-х — начале 1760-х гг. должности сибирских воевод, 38 являлись представителями местных служилых династий. В 1780—90-х гг. из 226 чиновников, служивших на классных должностях в губернской и уездной администрации Тобольского, Иркутского и Колыванского наместничеств, 30 имели чины сибирских дворян и детей боярских.

Как и все служилые люди, сибирские дворяне и дети бо­ярские находились на государственном обеспечении. За казенный счет их снабжали оружием и боеприпасами в военное время, за счет казны некоторые из них ставили себе дворы. В XVII в. основным видом государственного обеспечения являлось ежегодное окладное денежное, хлебное и соляное жалованье. Оклады детей боярских были индивидуальны и зависели от «отечества», давности службы и личных заслуг. Так, в Тобольске в 1647/48 наиболее высокие оклады — в 18—30 руб., 10—30 четверти ржи и 10—30 четверти овса, 3 пуда соли — получали только 4 сына боярских, высокие — в 12—16 руб., 9—16 четверти ржи, 4—15 четверти овса, 3 пуда соли — 32. Оклады в 3—11 руб., 2—10 четверти ржи, 1—8 четверти овса, 1—3 пуда соли, которые соответствовали окладам более низких чинов служилых людей, имели 38 детей боярских. В XVIII в. окладное денежное, хлебное и соляное жалованье осталось основным видом обеспечения сибирских дворян и детей боярских. По «штатам» 1732 оклад денежного жалованья сибирских дворян и детей боярских колебался от 8 до 20 руб.

Для XVI—XVIII вв. характерны задержки с выплатой окладного жалованья, а также его частичная выплата. Это приводило к тому, что с конца XVI в. служилые люди стали закреплять за собой сельскохозяйственные. угодья и заводить пашни, приобретавшиеся путем захвата, выделения участка государством, в результате сделок и наследования. В 1623—25 тобольским воеводой Ю.Я. Сулешовым проведена реформа, суть которой заключалась в установлении зависимости между хлебным окладным жалованьем и пашней служилого человека: наличие запашки вело к частичной или полной отмене хлебного жалованья. В результате с 1630-х гг. многие служилые люди предпочитали не заводить пашни. В 1699 из 275 тобольских дворян и детей боярских «с пашни» полностью или частично служило 22 человека (8%), из 79 тюменских детей боярских — 26 человек (34%), из 120 томских дворян и детей боярских — 14 человек (16,8%). Дворяне и дети боярские имели большее, чем рядовые служилые, хлебное жалованье, поэтому при переводе на службу «с пашни» получали больший участок земли (около 30 десятин в 3 полях).

С конца XVI в. сибирские служилые люди активно занима­лись торгово-промышленной деятельностью. В XVII в. они торговали пушниной, в XVII и XVIII вв. — хлебом и другими продуктами питания оптом. Служилые участвовали практически во всех видах ремесел в Сибири, некоторые их ремесленные предприятия достигали мануфактурной формы производства. Например, на рубеже XVII и XVIII вв. функционировала кузница тюменского атамана пеших казаков И. Михайлова и его сыновей — детей боярских Ф. и Е. Колокольниковых. Основным видом производства в ней было литье колоколов, по государственным заказам — пушек. Торговля и промышленные занятия дворян и детей боярских позволили некоторым их потомкам в XVIII—XIX вв. перейти в мещанские и купеческие сословия.

В XVII — начале XVIII в. сибирские дворяне и дети боярские, как и все служилые люди, могли легально владеть дворовыми и крепостными. Соборным уложением 1649 разрешалось покупать татар; именным указом от 16 ноября 1737 — калмыков и представителей других наций. Право детей боярских, купцов и казаков владеть дворовыми людьми было отменено указом от 14 марта 1746. При проведении II ревизии (1744) дворовых надлежало приписывать к разночинцам в городах и к государственным крестьянам в сельской местности. В 1782 Екатерина II потребовала земли сибирских помещиков с принадлежавшими им крепостными крестьянами изъять в казну. Во владении помещиков оставлялись их наследственные дворовые, привезенные из Европейской России, и купленные «инородцы». Указ от 23 мая 1808 дозволял лицам свободных состояний покупать и выменивать киргизских детей при условии освобождения по достижении ими 25 лет. В единичных случаях дворянам и детям боярским удавалось создать в Сибири собственного поместья.

Уменьшение значения военной и административной служб сибирских дворян и детей боярских, практическое отсутствие в Сибири поместного землевладения привели к постепенной ликвидации этих чинов. В 1767 А. Данилов, С. Самойлов и Глазунов, депутаты от сибирских городов в Уложенной комиссии, попытались поставить вопрос об уравнении в правах сибирских дворян и детей боярских с российскими дворянами на том основании, что дворянство приобретается не происхождением, а службой монарху. Но их обращение Екатерина II проигнорировала. В «Учреждении для управления сибирских губерний» 1822 сибирские дворяне и дети боярские в правах и обязанностях уравнивались с казаками. В положениях о Сибирском линейном казачьем войске 1846, Тобольском пешем батальоне и Тобольском конном полку 1849, Забайкальском казачьем войске, Иркутском и Енисейском полках 1851 сибирские дворяне и дети боярские не упоминались.

Лит.: Гольденберг Л.А. Семен Ульянович Ремезов. М., 1965; Громыко М.М. К характеристике сибирского дворянства XVIII в. // Русское население Поморья и Сибири (период феодализма). М., 1973; Быконя Г.Ф. Русское неподатное население Восточной Сибири в XVIII — начале XIX в. (Формирование военно-бюрократического дворянства). Красноярск, 1985; Никитин Н.И. Служилые люди в Западной Сибири XVII в. Новосибирск, 1988; Зуев А. С. Русское казачество Забайкалья во второй четверти XVIII — первой половине XIX в. Новосибирск, 1994; Ивонин А.Р. Городовое казачество Западной Сибири в XVIII — первой четверти XIX в. Барнаул, 1996; Акишин М.О. Российский абсолютизм и управление Сибири XVIII в.: структура и состав государственного аппарата. М.; Новосибирск, 2003.
Спасибо сказали: Светлана, Куренев, Нечай, Андрей Машинский, Полуденная, Lyubchinova

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
13 июль 2015 13:15 #30596 от Витязь
Николай Абрамов

О СИБИРСКИХ ДВОРЯНАХ И ДЕТЯХ БОЯРСКИХ.

В Тобольске и вообще в Сибири, с самаго покорения ея до конца XVIII столетия, был разряд (1) служивых людей, известных под названием Сибирских дворян и детей боярских. В объяснение, что это были за люди и каким образом приобретали эти звания, помещаю извлеченныя мною сведения, частию из истории Сибири, а более из старых архивах дел и бумаг сибирских. Так называемые городские дворяне и дети боярские в России происходили из низшаго дворянства. Дети боярские этим именем названы потому, что служили при боярах, под их попечение и надзором. До учреждения великим князем Иоанном III Васильевичем регулярного войска, дети боярские ходили на войну. Государь давал им земли и поместья, за что они обязаны были приводить с собою на войну вооруженных холопей или наемников, конных или пеших. В войсках Иоанна III было 300,000 боярских детей и 60,000 сельских ратников, коих содержание ему мало стоило: ибо всякий сын боярский, наделенный от казны землею, служил без жалованья (2). В конце XVI ст. войско в России состояло: из дворян разделенных на три степени - больших, средних и меньших Московских и так называемых выборных, присылаемых в столицу изо всех городов на три года; 6,000 всадников из детей боярских ежегодно собирались на берегах реки Оки выгонять Татар из Рязанских пределов(3). В 1499 году 21 ноября послал великий князь Иоанн III Васильевич в Югорскую землю и на Вогулов воевод князя Семена Федоровича Курбскаго, князя Петра Ушатаго и Василья Гаврилова. «С князем Семеном детей боярских Цыгора и Володю Сугурских и Вятчан, которые жили на Московской земле, Костю Яковлева сына Путвина и Леву Иванова сына Алексеева, да Петрушу Копова и Устюжан с ними 1,304 человека и Вязмян и Вятчан 500 человек (4). С князем Петром Ушатым дети боярские Вологжане Микита Тимофеев сын Мотовтин, Микита Кушников, да Вятчане Гаврило Софонов и Иван Бобровников и с ними Важан и Пенян 2,000, без 80 человек. С Васильем Гавриловым дети боярские Вологжане Осип Савельев да Федька Неправдин и всех с воеводами людей 4,024 человека» (5). По учреждении регулярнаго войска, дворяне и дети боярские служили в полках. По покорении Сибири вошли в нее из России дворяне и дети боярские, потом здесь вновь верстаны были в эти звания или по царским грамотам или властию воевод и потом губернаторов. В 7167/1659 году отобраны были в Сибири от детей боярских сказки: кто из каких сынов верстан в это звание, в каких годах, при которых боярах-воеводах, какие им назначены были оклады и за какие службы. Беру, для примера, имеющуюся у меня выписку из этих сказок или, как сказано в них, из толпы (столбца) 7147/1659 г. о роде Черкасовых. «Атаман Афанасий Черкасов сказал: отец его Иван Александрович, а, по тогдашнему, Черкас Александров (6) (о котором по означенным сказкам детей боярских в 7167 г. значится), служил с Ермаком в атаманах и Сибирь взяли вместе, после служил в Тобольске в Татарских головах (начальник полка) и получал жалованья денег 25 рублей, хлеба 50 четвертей и соли 3 пуда в год». В 1594 году командирован был из Тобольска, вверх по Иртышу, для строения города Тары, и под начальством, его было служилых Татар 100 человек. Это подтверждается и Сибирской Историей. В 1594 году, для построения города Тары, повелено было воеводе князю Андрею Елецкому взять к себе в Тобольске Литвы, Черкас и казаков 100 человек под командою головы Своитина Рупозова, также и Тобольских служилых Татар 100 человек, под начальством атамана Черкаса Александрова в двух Татарских голов Баязейта и Байбахты, Тобольских ясачных Татар тех волостей, которыя от Тобольска, вверх по Иртышу, лежат, 300 человек, под командой их же Татарских начальников, да еще из тех же ясачных Татар 150 человек в работу на суда, которым из Тобольска до Тары идти определено (7). У Черкаса Александрова были дети Борис и Афанасий, и этот Афанасий, по грамоте из Сибирскаго приказа, верстан в Тобольске в дети 6оярские, при воеводе князе Иване Петровиче Буйносове-Ростовском (1613 — 1616), а оклад ему был денег 10 рублей, хлеба ржи и овса 16 четвертей, соли 3 пуда. И как приехал в Тобольск (1623 т.) боярин воевода князь Юрий Яншеевнч Сулешев, то послал его с отписками к Москве, и он, Афанасий, с малодушия своего, с Москвы сошел в Соловецкий монастырь, а из Соловков ходил в Русских городах лет с шесть, а в его место поверстан в Тобольские дети боярские Спиридон Шелехов; «и как он, Афанасий, из Русских городов прешел в Тобольск 7138 г., то за службу отца его, по приговору боярина и воеводы князя Алексея Никитича Трубецкаго, велено ему, Афанасью, быть в атаманах, вместо прежняго атамана Корнила Дурынина, и оклад ему учинен, что ему, Корнилу, был, денег 14 рублей с четвертью, хлеба ржи и овса 15 четвертей, соли 3 пуда. У него, Афанасья Черкасова, дети: Михайло 35, Игнатий 25, Марко 18, Евдоким 15, Яков 12, Максим 9 лет, а сенных покосов вверх по Тоболу в Черкасове ереку на 250 копен». Другой сын Черкаса Александрова — Борис сказал об отце своем то же, что и брать его, Афанасий, и о себе, что "поверстан за службы отца своего в дети боярские 7138 г., при боярине ж воеводе князе Алексее Никитиче Трубецком, и оклад ему учинен 10 рубл. денег, хлеба ржи и овса 5 четвертей, соли 3 пуда. У него дети Василий, Герасим и Иван; деревня безсенная, покосов по речке Суклёму от города 15 верст и, кроме того, сенные покосы повыше города на усть Черкасова ереку на 200 копен. Василий Борисов Черкасов, сказав о деде своем Черкасе Александрове и отце Борисе Иванове, о себе дал сказку, что в 7155 году, по приговору боярина и воеводы Ивана Ивановича Салтыкова, велено ему, Василью, служить в Тобольске с детьми боярскими в недорослях, а оклад ему учинен: денег 5 рублей, корму хлеба ржи 3 четверти, соли два пуда без четверти. У него сенные покосы деда и отца его за рекою Иртышем выше Черкасова ереку. Прочие же братья его, Герасим и Иван Борисовы, и дети дяди его Афанасья, Михайло и Евдоким служили в Тобольских детях боярских; а Игнатий, Яков и Максим Афанасьевы также служили в Тобольске в детях боярских и были в сражении, под командою головы Алексея Шульгина, против Киргизов, в 1693 году, у озера Семис-Куля: первые два убиты, а последний взят в плен и претерпел там жестокия истязания и раны, и, бежав оттуда, служил в Тобольске в детях боярских, и прибавлено было ему жалованье. Герасимовы дети внуки Васильевы и правнуки Черкаса Александрова: Иван, Алексей, Степан, Гаврило, Нефед и Никита Евдокимов, внук Афанасья, служили в Тобольских детях боярских. Осип Яковлев служил в Тобольске в детях боярских, получал жалованья денег 7 рублей, хлеба ржи и овса 7 четвертей, и потом определен Сибирским дворянином, с жалованьем по 20 рублей, хлеба по 20 четвертей. Был в Барневской слободе (8) комисаром и потом в Тобольске обер-рекетмейстером, и по смене оттуда в Исетском дистрикте правителем и, наконец, в городе Пелыме воеводою до 1736 года. Теперь обратимся к другим, принадлежащим сюда, верным источникам, которые находятся у меня в руках. По челобитью Тобольских дворян Петра и Федора Толбузиных повелено 1694 года, за многотрудныя службы, голодное терпение, осадное сидение и за смерть на Албазинской стене отца их постигшую, прибавить к их окладам денежнаго, хлебнаго и солянаго жалованья. За построение на реке Тоболе Усть-Суерской и Белозерской слобод, около второй половины ХVII ст., и на реке Пышме слобод Калиновской и Юрмытской, и за водворение в них крестьян, велено Тобольскому дворянину Фефилову быть дворянином по Московскому списку. Одному из потомков этого Фефилова в грамоте Сибирскаго приказа, 6 января 1709 года, сказано: генеральный президент, комендант Московский и провинций Сибирских судья, князь Матвей Петрович Гагарин с товарищи приказали: за многия службы Тобльскому дворянину Фефилову пожаловать ковш (серебряный), косяк камки, пять аршин сукна и быть ему приказчиком Тобольскаго уезда в Нижненицинской и Туринской слободах. По указу государя Петра I и по приказу Сибирскаго губернатора князя Матвея Петровича Гагарина, 20 июня 1712 года, Нерчинскому коменданту, стольнику и воеводе Федору Родионовичу Качанову, велено детей Василья Пешкова: большаго Федора приверстать в его воликаго государя службу в того Васильева оклад, а меньшаго Прокопья в дети боярские, в оклад деда его Федора Пешкова, а до тринадцати лет жалованья им не давать и в посылки и в службы их посылать не велеть, а как 13 лет им минет, и то их жалованье давать и в наряд всякой наряжать. Некоторые казаки, за усердную службу в Сибири, жалованы были в дети боярские. По приказанию того же губернатора Гагарина, в январе 1713 года, велено помянутому воеводе Качанову Нерчинскаго коннаго казака Спиридона Епифанцова записать в дети боярские и к прежнему его окладу прибавить жалованья рубль. На челобитную Нерчинскаго сына боярскаго Петра Обросимова, просившаго, за старостио его и очною скорбию, переменить его от службы сыном его Еремеем, последовала резолюции князя Гагарина: «Приверстать его в оклад отца его и в именных нерчинских книгах имя его справить и за службы прибавить два рубли, две юфти, хлеба и жалованья давать по вся годы без задержания». Дети боярские употреблялись по службе на разсылки и разныя болея важныя поручения. Вот очень примечательный указ, не только относительно названия статьи нашей, но и в другом отношении. «По указу великаго государя, царя к великаго князя Петра Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца в Нерчинск стольнику и воеводе Федору Родионовичу Качанову. В нынешнем 1711 году, сентября в 4 день, бил челом великому государю Нерчинской сын боярский Лука Кочмарев, по его де государеву указу, посылан был он в Китайское государство с купчинами с Петром Худяковым, с Иваном Саватеевым, для усмотрения приему и продажи царскаго величества казны, и с теми де купчинами в той посылке был он с 706 году по нынешний 711 год, и служил де ему, великому государю со усердием, и в тех посылках у посланных его царскаго величества товаров с ними, купчинами, учинил многую прибыль, и за прежнюю де его посылку, что был с Петром Худяковым, дано ему его царскаго величества жалованья, по определению губернатора князя Матвея Петровича Гагарина, тысяча двести рублев, а в тех же де караванех, которые были целовальники и тем де дано за посылку его царскаго величества жалованные ковши и протчее, а служилые люди переменены чинами, и к окладам их учинены придачи, а он де, Лука, чином не переменен, и к окладу его придачи не учинено; а за нынешнюю посылку с Иваном Саватеевым государева жалованья ничем ему, не дано, и чтоб великий государь пожаловал его, велел за ту его к нему службу своим царскаго величества жалованьем пожаловать и чином переменить и к окладу его своего великаго государя жалованья прибавить. А, по справке в канцелярии Сибирской губернии, Нерчинский сын боярский Лука Кочмарев в прошлом 1706 году посылан в Китайское государство при его великаго государя казне с купчиною с Петром Худяковым, и в той посылке учинено его великаго государя казне прибыли, за всякими того каравана расходы, двести шестьдесят одна тысяча семьсот семдесят восемь рублев, двадцать пять алтын, полпяты деньги. В 709 году он же, Лука, послан был в Китай при его великаго государя казне с купчиною с Иваном Саватеевым, а в той посылке его великаго государя казне учинено прибыли, за всякими того каравана расходы, двести двадцать три тысячи пятьсот пятьдесят рублев, девятнадцать алтын, две деньги. А Его Великаго Государя жалованья оклад ему денег тринадцать рублев. И по указу Великаго Государя и по помете Сибирской губернии губернатора князя Матвея Петровича Гагарина, велено за тое его Луки Кочмарева службу быть в Нерчинску, по Московскому списку, во дворянех, к прежнему его окладу к тринадцати рублем прибавлено денег тридцать рублев, соли тридцать пуд, а за хлебное жалованье дать ему земли против окладу его, против рубли по десятине вполе» ........ «да под сенные покосы отвести ему лугу двадцать пять десятин, да ему, Луке, за тоеж царскому величеству службу и учиненную прибыль дано его царскаго величества жалованья на Москве из канцелярии Сибирской губернии кружка да кубок серебряные весом в десять фунтов, десять аршин материи по десяти рублев аршин, бархату веницейскаго гладкаго десять аршин на кафтан, сорок соболей во сто рублев и проч.... 1711 года сентября 1 дня (9). В 1712 году присланы изНерчинска в Тобольск, а оттуда отправлены в Москву Нерчинский Сын боярский Плотников... с плавленым серебром весом 4 пуда 35 фунт. и 59 золотников (10). По приказу Сибирскаго губернатора князя Гагарина, писанному в марте 1713 г. Нерчинскому воеводе Качанову, посланы из Нерчинска, с опытами красной меди и с медною рудою, в провожатых дворянин Иван Протопопов и сын боярский Спиридон Епифанцов (11). Из приказа того же губернатора, писаннаго в декабре 1712 годя, Нерчинскому воеводе Качанову, видно, что из Нерчинска прислано в Тобольск с провожатым сыном боярским Алексеем Поповым великаго государя казны всякой мягкой рухляди в 22 мешках, да в ящика две тысячи жемчугу половинчатого (12). По окладной книге в 1712 году, при губернаторе Гагарине писанной, показано дворянских фамилий по Московскому списку, служивших в Сибирской губернии, 20 фамилий, пожалованных в Московское дворянство 8, да в дальних до Енисея городах Московских дворян 5 фамилий (13). По высочайшему указу Государственной Статс-Конторы 9 февраля 1725 года, повелено было составить ведомости: сколько в провинциях, при штатских и других делах, состоит на лицо дворян и детей боярских и какие получают они оклады. По силе этого указа, из Тобольской губернской канцелярии, от 10 июля того же года, представлена в Статс-Контору ведомость, из которой видно, что, по определению бывшаго тогда в Сибири губернатора, князя Михаила Владимировича Долгорукова, для служеб и разных посылок положено дворян 50, детей боярских 100 человек. По опраделению Правительствующаго Сената, 9 августа 1727 года, с дворян и детей Боярских Сибирской губернии, значащихся в ведомости от губернатора князя Долгорукаго, и с детей их, кои будут комплектованы на место умерших и выбылых, велено подушных денег не брать (14). С того времени, когда Сенат начал определять в Сибирь на разныя должности штаб и обер-офицеров, Сибирские дворяне остались только в должностях коммиссарских и определяемы были к разным государственным сборам, управляли волостями государственных крестьян, назначались к закупке и отправлению в разныя места провианта. В 1737 году Сибирский Приказ составил штат Сибирским дворянам и детям боярским, апробованный Сенатом и присланный при указе в Тобольскую Губернскую Канцелярию. По силе этого указа, большая часть Сибирских дворян и детей боярских определены в военную службу в новоучрежденный драгунский полк и пехотный батальон, для гражданской же службы оставлено 76 дворян и 277детей боярских (15). После этого, на основании Высочайшаго указа из Правительствующаго Сената, от 12 марта 1744 года, Тобольские губернаторы сами жаловали из природных детей боярских - в дети боярские и потом в Сибирские дворяне. При этом жалованьи, они не имели никакого равенства с Российскими дворянами, и дворянство их не распространялось на потомство (16). Во время губернаторства в Сибири Чичерина, в 1770 годах, было Сибирских дворян, по Московскому списку, несколько фамилий, а именно: Рачковские, Сухотины, Кругликовы, Годлевские, Куртуковы, Мельниковы и проч. (17). По книгам 1703 и 1705 годов, дворянам, служившим в Тобольске, был оклад жалованья по 10 рублей, хлеба по 15 четвертей, соли по 3 пуда; детям боярским: деньгами по 7 рублей, хлеба по 7 четвертей, овса по 3 четверти, соли по 2 пуда. В 1725 году жалованья Сибирским дворянам: деньгами по 50 рублей, вместо хлеба, по 10 юфтей (кож); детям боярским: деньгами по 10 рублей, вместо хлеба, по 5 юфтей. В 1737 году жалованья Сибирским дворянам по 17 р. 62 коп., детям боярским по 8 р. 81 коп. и хлебные оклады (18). По указу 1765 года, 4 октября, положено Сибирским дворянам жалованья по 17 р. 62 коп., хлеба по 5 четвертей 4 четверика и 1 гарнцу; детям боярским по 8 р. 62 коп., ржи по 3 четвертки и 4 гарнца. Когда же Воинской Комиссией полагались штаты жалованья всем военным чинам, тогда и Сибирские дворяне и дети боярские причтены к регулярному войску и начали получать жалованье от Комиссариата вместе по одной ведомости с Сибирскими казаками (19). В бумагах Тобольскаго губернскаго архива 1780 и 1790 годов, а равно и в архивах Борезовских Земскаго и Окружнаго Судов, я видел некоторыя упоминаемыя лица, писавшияся: "из Сибирских дворян" или "из детей боярских такой-то".

Примечания

(1) Древнейшая из разрядных книг, которые дают понятие о прежнем состоянии войска, сколько доселе известно, начинается с 6976/1471 года. (2) Истор. Росс. Государств., Карамзина, том VII стр. 192, изд. 4. (3) Псковская летопись графа Толстого. (4) Разрядн. книга архив иностран. дел № 131, стр. 16 —17. (5) Rerum Moscovit avctores varii anno M.D. С., стр. 61 — 62. Pазp. Импер. Акад. Наук № 44. (6) Заметим кстати, что и Василий Тимофеевич Ермак назывался по-тогдашнему Ермак Тимофеевич. (7) Сибирск. истор. Миллера, Кн. I, гл. 4 § 66. (8) Барневская слобода основана в Шадринском дистрикте в 1686 году слободчиком Федькой Мизихиным. (9) Из современнаго списка этого указа воеводе Качанову. (10) Из современнаго списка этого указа воеводе Качанову. (11) Тоже. (12) Тоже. (13) Из бумаг стараго Тоболъскаго губернскаго архиваа. (14) Из современных бумаг стараго тобольскаго губернскаго архива (15) Из современных бумаг того же архива. (16) Из современных бумаг стараго Тобольскаго губернскаго архива. (17) Оттуда же и из копий с оффиициальных бумаг, принадлежащих Березовскому расправному судье Кашпиреву. (18) Из современных бумаг стараго Тобольскаго губернскаго архива. (19) Оттуда же.

Источник:

"Этнографический сборник издаваемый императорским Русским географическим обществом" Выпуск V, Санктпетербур
Спасибо сказали: Таран, Lyubchinova

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.