1918-1922гг Гражданская война в Сибири

Больше
07 окт 2017 20:07 #39127 от Нечай

Это сообщение содержит прикрепленные изображения.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Спасибо сказали: аиртавич

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
07 окт 2017 20:09 #39128 от Нечай

Это сообщение содержит прикрепленные изображения.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Спасибо сказали: sibirec, Полуденная, аиртавич

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
07 окт 2017 20:10 #39129 от Нечай

Это сообщение содержит прикрепленные изображения.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Спасибо сказали: sibirec, Полуденная, аиртавич

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
07 окт 2017 20:11 #39130 от Нечай


Это сообщение содержит прикрепленные изображения.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Спасибо сказали: bgleo, sibirec, Куренев, Полуденная, аиртавич, Viacheslav

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
02 нояб 2018 09:07 #41529 от Patriot
Сибирские контрреволюционные организации 1918 г.
В. Вегман.


Организация свержения советской власти в г. Семипалатинске и Семипалатинской Области в 1918 г.

В средине апреля сего года я, как политический комиссар и представитель Временного Сибирского Правительства, был командирован Барнаульским Областным Штабом в гор. Семипалатинск для организации восстания против советской власти. По прибытии в Семипалатинск я выяснил, что до меня там были лишь слабые попытки подготовить восстание, почему мне пришлось налаживать дело с самого начала. Прежде всего я вступил в сзязь с местными офицерами, лицами гражданского положения и некоторыми коммерсантами, сочувствовавшими идее свержения большевизма и работавшими ранее на этой почве. Из местного офицерства я организовал штаб в следующем составе: Начальник Штаба—капитан Иосиф Харченко (псевдоним Альский), начальник мобилизационного отдела под'есаул М. С. Герасимов (псевдоним Спиридонов), начальник контрразведки Носков (псевдоним Рощин), начальник связи поручик Л. Суторихин (псевдоним Синютин), помощник начальника мобилизационного отдела корнет Анциферов (псевдоним Дубровин) и есаул Машинский (псевдоним Сальников). Одновременно с этим была составлена комиссия из лиц гражданского ведомства: председателя Семипалатинской Городской Думы Ф. К. Станкевича, гласных той же Думы: Н. В. Вайсера, А. И. Никольского, П. В. Клепацкого, В. П. Колтыпина и кандидата в гласные И. И. Гинята, которой было поручено, во-первых, разработать схему гражданского Управления областью на первое после переворота время, пока не будет связи с Временным Правительством и до полного восстановления органов местного самоуправления, а, во-вторых, изыскать средства для военной организации. В момент моего приезда в Семипалатинск денежная часть обстояла у меня очень слабо. От Барнаульского Штаба я получил всего только пять тысяч рублей. Поэтому, главнейшей задачей моей в первое время было—получить нужные суммы из местных источников. Не ограничившись образованием вышеупомянутой комиссии, я постарался и сам непосредственно вступить в сношения с семипалатинским купечеством, в каковом отношении весьма ценные услуги оказали мне коммерсант А. А. Спасский и прапорщик М. М. Красильников, тоже сын местного коммерсанта. Сначала купечество очень неохотно шло на призывы жертвовать деньги, очевидно, несколько сомневаясь в успехе нашего начинания. Но после значительных усилий, просьб и заверений как с моей стороны, так и со стороны вышепоименованных общественных деятелей, сгруппировавшихся около меня, денежные суммы стали поступать от купцов в мое распоряжение. Суммы эти вручались мне частью непосредственно, частью же через гражданскую комиссию. Таким путем мною было собрано с купечества всего 46.700 рублей. Но сумму эту я получил не сразу, а в разное время и сравнительно небольшими частями, каковое обстоятельство сильно тормозило весь ход работ.
Как только выяснилась возможность пополнения организационной кассы денежными средствами, я немедленно приступил к мобилизации живых сил. В этом отношении деятельность моя сосредоточилась на трех направлениях: 1) организация офицерства и добровольцев; 2) установление связи с казачеством и 3) мобилизация киргиз. Привлечение офицерства и добровольцев в организацию происходило путем укомплектования отдельных более или менее самостоятельных ячеек. Каждая такая ячейка состояла из 8 человек под командой особого начальника. Начальник восьмерки назначался начальником мобилизационного отдела или его помощником и обязывался набрать в свой отряд нужное число надежных людей, т.-е. 8 человек, держа их затем на учете и сохраняя с ними постоянную неразрывную связь. Насколько было возможно, требовалось, чтобы в интересах конспирации, состав одной восьмерки оставался неизвестным для других восьмерок, главными условиями для мобилизуемых ставилось полное сохранение тайны организации и борьба с советской властью на платформе Временного Сибирского Правительства. Так как очень многие из начальников восьмерок и из восьмерщиков были совершенно не обеспечены материально, то им пришлось с первого же момента выплачивать жалованье в 100, 150, 200 и даже 300 рублей в месяц, в зависимости от имущественного состояния каждого из них. Это жалованье выплачивалось, в большинстве случаев, начальником мобилизационного отдела или его помощником, хотя иногда приходилось принимать эти обязанности и мне лично на себя. Как я, так и мобилизационный отдел по мере возможности требовали расписки в получении жалованья, но некоторые из участников организации, опасаясь быть обнаруженными со стороны большевиков, отказывались давать такие расписки, и мы, учитывая всю основательность такого опасения, а таковое в интересах конспирации, на выдаче расписок особенно не настаивали. Набор добровольцев производился сравнительно медленно, ибо люди записывались в восьмерки неохотно и приходилось привлекать их к делу, главным образом, денежными обещаниями. Гораздо лучше проходила мобилизация офицерства, хотя в конце-концов и из офицеров, состоявших на учете по гор. Семипалатинску, далеко не все приняли участие в восстании. Список офицеров, проявивших наибольшую деятельность как в организации восьмерок, так и в самом восстании при сем прилагается. Таким образом, с трудом преодолевая инертность масс я, к моменту восстания смог привлечь в свои ряды всего до 200 человек офицеров, фронтовиков, солдат, добровольцев из граждан и учащейся молодежи.
Одновременно с мобилизацией офицерства и добровольцев я предпринял шаги к установлению прочной'связи с местным казачеством и к привлечению их в свою организацию. И то, и другое мне удалось сделать, но также не без труда. Казаки Семипалатинской станицы были весьма малочисленны (всего человек 40-50) и сильно опасались, что, в случае неуспеха, ярость большевиков обрушится прежде всего на их станицу, семьи и добро. Поэтому, сначала они обещали лишь поддержку при нашем выступлении. Когда я получил из Томска приказ о выступлении, явился на казачий сбор и уже открыто стал призывать казаков от имени Временного Сибирского Правительства к восстанию с оружием в руках, сход вынес постановление о выступлении совместно с моей организацией, а также послал в ближайшие к Семипалатинску станицы требование о мобилизации и присылке казаков в Семипалатинск. Для постоянной связи с казаками я пользовался, главным образом, услугами бывшего станичного атамана Василия Леднева и казака Лиханова. Наконец, учитывая, какую огромную по местным условиям силу представляют из себя киргизы, я сначала чрез упомянутого уже в настоящем докладе Н. В. Вайсера, а потом и непосредственными сношениями с киргизами постарался, насколько мог привлечь и их на свою сторону. Задача эта, несмотря на всю ее сложность на неподготовленность киргиз к активной работе разрешилась, однако, удачнее, чем я ожидал. Киргизы через своего представителя Сарсенева, во-первых, выдали мне 29.000 рубле* наличными деньгами, правда, перед самым уже выступлением, и, во-вторых, к моменту выступления выставили до 100 всадников, принесших значительную пользу по служб* связи. Впоследствии численность киргизского отряда возросла до 300 человек. Об условиях формирования этого отряда я подробно изложу в конце этого доклада.
Так слагалась мобилизация сил в Семипалатинске. Вместе с тем сознание, что Семипалатинские советские войска могут получить в случае надобности подкрепление из Павлодара и Усть-Каменогорска, если оставить в покое находившиеся там большевистские отряды, побудило меня заняться организацией восстания и в этих городах. В Усть-Каменогорск я откомандировал из своего отряда хорунжего Толмачова, а в Павлодар офицера Казначеева с павлодарским купцом Осиповым. Все эти лица, сообща с местными деятелями и силами и в полном единении с казаками, блестяще выполнили возложенные на них задачи. В Павлодаре и Усть-Каменогорске советские власти пали даже раньше, чем в других городах, и пали после боевых действий, предпринятых нашими отрядами. В Усть-Каменогорске во время боя с большевиками погиб хорунжий Толмачов. Значительную опасность для Семипалатинска по тому моменту представлял также и Барнаул, непосредственно связанный с Семипалатинском железной дорогой. Чтобы обезопасить себя с этой стороны, я послал на станцию Рубцовка также специальных лиц с целью организовать проживающих на Рубцовке железнодорожных рабочих, и эта задача была разрешена довольно удачно, ибо Соорганизовавшиеся рабочие взорвали около Рубцовки мост, чем прекратили сообщение с Барнаулом.
Самой сложной из стоящих предо мною задач было снабжение организации оружием, револьверами, винтовками и бомбами. При от'езде из Барнаула я не получил ни одной винтовки или револьвера, но и в Семипалатинске у местных организаций их оказалось такое ничтожное количество, что принимать это оружие в расчет совершенно не приходилось. Приобрести же нужное количество оружия в Семипалатинске покупкою было невозможно, за отсутствием нужных для того средств, а также и по той причине, что все почти наличное оружие находилось в руках большевиков. По слухам, некоторые запасы винтовок и бомб были у казаков и киргиз. К ним-то я и решил обратиться за помощью. Дело это было поручено мною начальнику мобилизационного отдела, который по прошествии некоторого срока доложил мне, что вышеупомянутые казаки Леднев и Лиханов обязались выдать нам винтовки и бомбы в момент выступления, что киргизы с своей стороны обещались доставить к тому же времени 100 винтовок и 100 гранат в указанное место, и что будто бы, казацкое оружие, он, начальник мобилизационного отдела, видал лично. Не имея никаких оснований сомневаться в докладе начальника мобилизационного отдела и считая, поэтому, что организация будет достаточно снабжена оружием для восстания, я, как только получен был из Томска приказ о выступлении, стянул все силы в Казачий поселок к г.Семипалатинску, где, по уверениям казаков, было сложено их оружие и куда должны были доставить таковое и киргизы. Люди нашей организации собрались в полном составе. Что же касается оружия, то у казаков, кроме бомб, ничего не оказалось, а киргизы своего оружия не доставили, объясняя это обстоятельство опозданием. Мы все ждали в станице оружие в течение грех дней, подвергая всю организацию, а также и некоторых членов гражданской комиссии (Ф. К. Станкевича, Н. В. Вайсера, А. И. Никольского, скрывавшихся от преследования большевиков в то же станице) громадному риску. Казаки, видя нас безоружными, от активного выступления решительно отказались и лишь постановили защищаться вместе с нами, в случае нападения на станицу советских войск. Однако, и через три дня киргизского оружия мы не получили. При таких обстоятельствах наше выступление было бы бессмысленно и потому штаб, чтобы снабдить организацию оружием, постановил пойти на крайнюю меру: получить таковое из красноармейского арсенала по подложному документу с подкупом заведующего арсеналом офицера.
Вначале дело двигалось блестяще: документ на вывоз, оружия был изготовлен, и заведующий складом, поручик 24 Сибирского полка Пашковский, обещал выдать нашим посланным 200 винтовок и 10.000 патронов за 2.000 рублей. Деньги эти были Пашковскому уплачены, и за получением оружия был отправлен небольшой отряд из офицеров с поручиком Правденко во главе, вызвавшимся пойти на это дело добровольно. Но в тот самый момент, когда посланные начали уже нагружать на подводы оружие, из ближайших зданий грянули залпы, Правденко был убит, а остальным из наших пришлось спасаться бегством. Оказалось, что мы были преданы в руки советской власти провокацией Пашковского, предупредившего врагов о наших намерениях. Эта попытка с нашей стороны вызвала введение в Семипалатинске большевиками осадного положения, об'явление всего офицерства стоящим вне закона, и массовые аресты как среди офицеров, так и из гражданских лиц. Убедившись в полной невозможности достать оружие в Семипалатинске и учитывая общее положение дела борьбы с большевизмом в Сибири, ибо к тому времени из всех сибирских городов был занят правительственными войсками лишь Новониколаевск, я решил перенести центр тяжести своих работ в другую область, а именно: пришел к заключению о необходимости более серьезной организации киргиз, дабы с ними сделать неожиданный налет на Семипалатинск, при поддержке казаков и офицерства и принудить советские войска к сдаче нам оружия. Для этой цели мне было нужно отправиться в степь, что я и сделал, захватив с собой до 30 офицеров из своей организации в качестве инструкторов, а остальных оставил в Семипалатинске отчасти для связи, отчасти на случай вооруженного выступления большевиков. При содействии своих спутников я набрал до 300 добровольцев из Киргиз, вооруженных находившимися в степи винтовками и привел их в Семипалатинск. Оказалось, что большевики за несколько дней до моего возвращения бежали из города. Очевидно, они были встревожены падением Омска, Павлодара и Барнаула и в то же время сознавали для себя серьезную опасность со стороны нашей организации, киргизской степи и казачества, так как им стала известна цель моего пребывания в степи из тех воззваний к населению, которые я, будучи в степи, время от времени распространял через своих офицеров по городу, призывая всех к восстанию против большевиков во имя лозунгов, провозглашенных Временным Правительством. О наличии этой опасности говорили также и наши собрания в казачьем поселке и попытки захватить красноармейское оружие и глухое брожение в населении. Во всяком случае, советские войска поспешно и позорно без единого выстрела бежали из Семипалатинска, бросая по дороге оружие и амуницию.
Когда я прибыл с инструкторами и киргизским отрядом в Семипалатинск, там было уже организовано преследование бежавших большевиков, и наш отряд был немедленно отправлен в подкрепление ранее выступившим правительственном войсковым частям. В самом городе власть была сосредоточена в руках особого военного штаба с есаулом Сидоровым во главе. В состав этого штаба вошли несколько казаков и, главным образом, офицерство моей организации. Вмешиваться в деятельность штаба я не считал для себя возможным, во избежание нарушения единства и планомерности дальнейших работ, тем более, что в Семипалатинск скоро должны были приехать из Омска уполномоченные Временного Правительства, от которых и штаб, и я ожидали подробных инструкций. С их прибытием и по докладе им всего излагаемого мною теперь, я счел свою миссию законченной.
В заключение настоящего доклада считаю долгом довести до сведения Правительства, что среди других задач я не мало внимания обратил и на надлежащую постановку информационной части, благодаря тому, что некоторые из служащих в советских учреждениях перешли на нашу сторону и что на нашей же стороне оказались почти все почтово-телеграфные и железнодорожные служащие, отдел информации у них был поставлен более чем хорошо. В особенности я должен подчеркнуть полезную деятельность почтово-телеграфного чиновника Сергеева и начальника станции Семипалатинск. Что касается приобретенного мною для организации разных родов оружия, то все оно в настоящее время находится в распоряжении Семипалатинского Военного Штаба.
Быв. Полит. Комиссар И. А. Зубарев-Давыдов.
Сибирские огни : художествен.-лит. и науч.-обществ. журн. — Новосибирск : Сиб. краевое изд-во, 1928, Кн. 1 : январь — февраль / редкол. М. Басов [и др.]. — 1928 (Новосибирск : Тип. Сибкрайсоюза). — 283 с. — 2000 экз.
Спасибо сказали: bgleo, Нечай, evstik, Полуденная, 1960, аиртавич, SKV

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
09 янв 2019 17:21 #42075 от Полуденная
Об эпидемии тифа в Петропавловске:
pkzsk.info/100-letie-grazhdanskojj-vojjny-jepidemiya-tifa-v-petropavlovske/
Спасибо сказали: Patriot, bgleo, Нечай, evstik, Redut, 1960, аиртавич, Viktor

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
25 мая 2019 07:17 #42892 от Нечай
Спасибо сказали: Patriot, bgleo, evstik, Полуденная, Redut, аиртавич

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
25 июль 2019 16:17 #43214 от Нечай
О массовой эвакуации в Сибирь населения центральной России в условиях Гражданской войны.

Это сообщение содержит прикрепленные файлы.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Спасибо сказали: Patriot, bgleo, evstik, Полуденная, Alexandrov_2013

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
26 июль 2019 15:35 #43225 от Нечай
Письма во власть эпохи революции и Гражданской войны. В.И.Шишкин. Сборник документов...

Упс. Файл не крепится, вероятно превышает лимит. Я его "сжала", показывает размер ниже допустимого, однако все равно не крепится.
Если кому нужно, пошлю по почте.
Спасибо сказали: Полуденная

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
27 июль 2019 13:24 #43228 от Нечай
Страничка войны "Подарки фронту"



Томские епархальные ведомости - №18, ноябрь 1919 года

Это сообщение содержит прикрепленные файлы.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Спасибо сказали: Patriot, bgleo, evstik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 июнь 2020 06:48 #45166 от Нечай
Не помню было уже или нет
Члены Временного Сибирского Правительства 1918 г



Если не видно.
1 ряд слева направо: Г.К. Гинс; Г.М. Степаненко; А.Н. Гришин - Алмазов; И.А. Михайлов; П.В. Вологодский; В.В. Сапожников; П.И. Гудков; А.А. Грацианов
2 ряд: Т.В. Бутов; Л.И. Шумиловский; И.И. Петров; Н.С. Зефиров; Н.Д. Буяновский; А.П. Морозов; М.С. Витенберг; П.Я. Михайлов; В.М. Миронов.

За инициалы не ручаюсь, подпись слабая даже при увеличении.

Это сообщение содержит прикрепленные изображения.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Спасибо сказали: bgleo, Пётр, evstik, 1960, elnik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
23 июнь 2020 09:54 - 29 июнь 2020 18:45 #45176 от Нечай
Песни времен Гражданской войны
Несколько выдержек:

В поэме участника Гражданской войны П.П. Петрова «Партизаны» изображен погром, учиненный красными партизанами в казачьей станице, при этом они крушат зеркала и граммофон как признаки враждебной роскоши:

Сыпь шальную канитель,
Хриплая гармошка.
На казацкую постель
Валится Тимошка.


За окошко — зеркала,
Граммофон — о печку,
Закусили удила
Жаркие сердечки.

На полатях колачи,
На припечке каша.
Отгуляли богачи,
Нынче — воля наша!

[Петров 1929: 26]
Граммофон мог играть только то, что было на пластинках, выпущенных, в основном, до Гражданской войны.

Песни прославляли командиров (песенка колчаковских частей, происходивших из Народной армии Комуча):
С нами Каппель, сын России,
С нами славный Вождь всегда.

[Мейбом 2004: 143]

Высмеивали или клеймили врагов (красноармейская частушка времен боев за Перекоп в 1920 году):
Мы рубили Колчака,
Рубили и Деникина
Набузуем и барону
В Черно море выкинем.

[РГАЛИ. Ф. 1516, оп. 1, д. 29, л. 161].

Звали на бой за лучшее будущее или просто на бой (песня иркутских антибольшевистских повстанцев 1921 года — по версии советского автора, «бандитов»):
Свергнув же власть коммунизма,
Задав бездельникам страсть,
Сердцем беззлобным, повстанец,
Устроим народную власть.

[Хвалебнов 1923: 33]

Оплакивали павших (сибирские красные партизаны):
Прощайте, товарищи! Вечный покой.
Вы навек от нас удалились.
Для вас роковым под Усть-Кутом был бой,
Но храбро с врагами вы бились.

[Стихи, песни, частушки времен гражданской войны в Забайкалье 1957: 107]

Песни, которые реально пелись, тоже публиковались, но гораздо реже. Например, газета «Друг армии и народа», издававшаяся в районе Перми осведомительным отделением Штаба [колчаковской] Западной Армии, летом 1919 года опубликовала «Песню корниловцев», которая исполнялась в корниловских частях Вооруженных Силах Юга России [Друг армии и народа. 1919. 8 июля (25 июня). С. 3]:
Одним из офицеров Корниловского полка была составлена следующая боевая песня, очень нравившаяся генералу Корнилову. Листок с этими стихами, измятый и пожелтевший, нашли у ген. Корнилова в кармане тужурки после смерти:

Пусть кругом одно глумленье,
Клевета и гнет —
Нас, корниловцев, презренье
Черни не убьет!


Мы былого не жалеем,
Царь нам не кумир!
Нет, надежду мы лелеем
Дать стране лишь мир.


Верим мы — близка развязка
С чарами врага —
Упадет с очей повязка
И уж навсегда!!


Русь поймет, кто ей изменник,
В чем ее недуг,
И что в Быхове не пленник
Был, а верный друг!


За Россию и свободу
Если в бой зовут,
То корниловцы и в воду,
И в огонь пойдут.


В некоторых армейских газетах (например, колчаковских) можно найти, среди прочих, и не политизированные стихотворные тексты (стихи, а не песни), но это редкость для Гражданской войны: в основном, публиковались агитационные поэтические тексты.

Низовое творчество публиковалось и в газетах других воюющих сторон. Вот пример из белой архангельской газеты «За Россию». Песня на основе «Воздушного корабля» Лермонтова опубликована за подписью пулеметчика 3-го Северного полка Тимофея Козлюкина:
По Архангельско-Вологодской железной дороге,
По насыпи жестокой, крутой
Стремительно поезд «Колчак» наш несется.
Несется с курьерской быстротой.


Не видно на нем командира,
Не слышно команды на нем,
И старые емские шпалы —
Все это ему нипочем.

[За Россию. 1919. №17, 25 (12) сентября. С. 2]
Неровность слога и точная подпись говорит о том, что это, скорее всего, действительно низовое творчество, не противоречащее официальной пропаганде (воспевается героизм белых солдат) и использованное ей в своих целях.

Красноармейские газеты прямо призывали бойцов присылать свои творения, в том числе стихи, пусть и несовершенные (многие из них оказывались переделками песен):
Товарщей наших, всех красноармейцев,
Редакция просит побольше писать
О зверствах врагов наших, белогвардейцев,
Дабы это все могли также узнать.

Старайтесь рассказы, статьи присылать,
А может из вас и стихи кто составит –
Не надо таланты в земле зарывать, -
Что нужно, редакция все вам исправит.

(Красная армия. 1918. №2. 2 января. Цит по.: [Абрамкин 1938: VI])

Напечатанную в «Сохе и Молоте» песню самодеятельного поэта Рагозина один из членов редакции пытался разучивать с другими партизанами, но потерпел крах несмотря на то, что сложена она основе всем известной «Из-за острова на стрежень»:
Впереди товарищ Ленин
Знамя красное поднял;
Хор певцов международных
Пел «Интернационал».


В стороне буржуев ропот:
Нас на Жинталь променял,
Пролетарскою пятою
Всех кумиров растоптал!

[Саянский 1925: 213, 221]

Публиковались и длинные несюжетные песни. Например, «Песнь освобождения» на мотив «Марсельезы» из восьми куплетов с припевом [За родину. 1919. №45. 24 июля]:
Отрешимся от ложных учений,
Отряхнем мы их прах с наших ног.
Нам не нужно безбожных движений,
С нами церковь святая и Бог


Вставай, поднимайся весь русский народ;
Вставай на борьбу с большевизмом.
Родную спасая отчизну,
Все двинемся храбро вперед.


Наша Русь дорогая родная,
Потом — кровью была создана
И заветы отцов соблюдая,
Верой в правду и Бога сильна.

И теперь Русь, очнись, протрезвися,
Гордым духом и силой воспрянь;
Всею мощью своей ополчися
На врагов своей Родины грянь!


И др.
Источник:
Фахретдинов, Рустам Ибрагимович. Песни на фронтах Гражданской войны в России: особенности функционирования. Диссертация на соискание степени магистра. Направление подготовки 032700 "Филология" — Основная образовательная программа "Фольклористика" / Науч. рук. М.Л. Лурье; Европейский университет в Санкт-Петербурге, Факультет антропологии. СПб.: [s. n.], 2014. 98 л.
Последнее редактирование: 29 июнь 2020 18:45 от Нечай.
Спасибо сказали: Patriot, sibirec, Пётр, Куренев, evstik, Полуденная, 1960, elnik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
23 июнь 2020 12:48 #45177 от Пётр
богатое наследие бурных событий Истории страны!

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Спасибо сказали: Нечай

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
02 сен 2020 17:45 #45416 от Нечай
Отдельные моменты о Гражданской войне.
Краткие выдержки, текст неполный, только для общего представления настроения и моменты, касающиеся казаков и жителей Акмолинской области, мобилизованных в Белую армию.
Акмолинская область здесь имеется в виду вся, не только жители Акмолинских степей. В основном это гражданское население из переселенцев. Здесь же некоторые населенные пункты Курганского и Ишимского уездов.
Сибирские казаки упоминаются мало, в основном Оренбуржцы.

Это сообщение содержит прикрепленные файлы.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Спасибо сказали: Patriot, bgleo, Куренев, Полуденная, Redut

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
16 сен 2020 05:41 #45465 от Нечай
СИБИРСКАЯ КАЗАЧЬЯ ДИВИЗИЯ – входила в состав Степного Сибирского корпуса. Формирование еѐ проходило летом 1918 г. из добровольцев сибирского казачества. В это время в еѐ двух полках насчитывалось до 1200 сабель, общая численность дивизии – до 2 тыс. человек.

В начале июня 1918 г. штаб Степного корпуса принял решение свести все части сибирских казаков (три полка и один артдивизион) в Сводную казачью дивизию – 18 сотен казаков и 3 батареи.
В организационный период (июнь-июль 1918 г.) в первую очередь приступили к созданию штаба и хозяйственной службы соединения. Пополнение людьми и конским составом проходило через штаб армии.
14 июня 1918 г. создан штаб дивизии – командир полковник А.И. Белов, начальник штаба подъесаул А.Ф. Федоров. 18 июня 1918 А.И. Белов прибыл в Омск и вступил в командование дивизией.

Дальнейшее формирование частей дивизии протекало следующим порядком: из первого маршевого эскадрона сформировали 1-й казачий полк. Труднее шло формирование 2-го казачьего полка, пулеметной команды и команды связи. Для решения задачи пришлось собирать специалистов из других частей корпуса и даже из армейских соединений. Особые трудности складывались со снабжением и при организации ветеринарной службы.

Штаб дивизии формировался в Омске, штабы полков, как и их личный состав – в разных пунктах:
1-й Сибирский казачий полк - 4 сотни в Кокчетаве, 2 сотни в станице Пресновской;
2-й Сибирский казачий полк – 4 сотни в Петропавловске, 2 сотни в Омске;
3-й Сибирский казачий полк – 4 сотни в Семипалатинске, 2 сотни в Павлодаре.
Штабы полков формировались соответственно в Кокчетаве, Омске (затем Петропавловске) и Семипалатинске.

Согласно приказу № 239 от 14 июня 1918 г. формируемые полки приняли:
1-й казачий полк имени Ермака Тимофеевича есаул А.А. Асанов и его помощник войсковой старшина П.Г. Грибанов; 2-й полк – войсковой старшина Н.П. Кубрин, помощник войсковой старшина П.И. Блохин;
3-й полк войсковой старшина П.П. Копейкин и войсковой старшина И.В. Водопьянов.
Приказом № 242 от 14 июня 1918 г. командиром Сибирского конноартиллерийского дивизиона назначен полковник П.П. Самсонов.
Приказом от 22 июня 1918 г. командиром дивизии назначен войсковой старшина Н.П. Кубрин, этим же приказом 2-й Сибирский казачий полк вместо него принял войсковой старшина Н.К. Рогозин.

Каждый конный полк в дивизии имел конную батарею, пулеметную команду и команду связи. Всего в полку на довольствии числилось: 978 строевых и 109 нестроевых казаков, 1190 лошадей; двухорудийная конная батарея – 2 офицера, 83 строевых и 10 нестроевых казаков. На 20 июля 1918 г. во всех частях дивизии числилось – 3983 человека, 123 офицера, 20 военных чиновников, 3 840 казаков, 3984 лошадей.

В июне-июле 1918 г. дивизия участвовала в боях на территории Южного Урала.
В конце августа 1918 г. Сибирская казачья дивизия (командир генерал-майор Н.П. Кубрин, начальник штаба войсковой старшина А.Н. Федоров) была переформирована и передана в подчинение командира 2-го Степного Сибирского корпуса.

5 декабря 1918 г. полки 1-й Сибирской казачьей дивизии доформировывал генерал-лейтенант Д.Я. Милович в Екатеринбурге, назначенный 10 декабря 1918 г. командиром этой дивизии Дивизия участвовала в летних оборонительных операциях 1919 г. в Уфимской губернии и на Урале в целом.

Источники и литература: ГАРФ, ф.176, оп.3, д.167; Белая армия. Белое дело. 2000, № 8, с.21; Кручинин А.М. Гражданская война в Зауралье (август-сентябрь 1918 г.) // Веси. 2004, № 1, с.26-29; Константинов С.И. Милович Дмитрий Яковлевич // Девятые Романовские чтения. – Екатеринбург, 2005, с.153; Шелудяков В.А. Гибель сибирского казачьего войска. 1917-1920. – М., 2004, с.137-143.


1-я СИБИРСКАЯ КАЗАЧЬЯ ДИВИЗИЯ СИБИРСКОЙ АРМИИ – бывшая Сибирская казачья дивизия войскового старшины Н.П. Кубрина. Создана в период формирования Сибирской армии, еѐ Степного корпуса. В состав дивизии входили полки:
1-й Сибирский казачий имени Ермака Тимофеевича,
2-й Сибирский стрелковый,
3-й Сибирский стрелковый,
Сибирский конно-стрелковый дивизион.
С сентября 1919 г. дивизией командовал генерал-майор Н.П. Кубрин.

Все части дивизии входили первоначально в состав Сибирской армии, затем перед Уфимской операцией дивизию передали для усиления в Западную армию, для усиления стыка между Сибирской и Западной армиями. Дивизия поступила в подчинение штаба 3-го Уральского корпуса. После сдачи Уфы в июне 1919 г. дивизия в полном составе была включена в состав Уфимской группы С.Н. Войцеховского, в связи с расформированием Западной армии. Позднее полки 1-й Сибирской казачьей дивизии были влиты в состав Сводноказачьего корпуса генера-майора В.И. Волкова.

Литература: Шушпанов С.Г. Забытая дивизия // Белая армия. Белое дело. 1997, № 4, с.4-454; Шелудяков В.А. Гибель сибирского казачьего войска. 1917-1920. – М., 2004, с.321.

СТЕПНАЯ ГРУППА – возникла из повстанческих антибольшевистских отрядов в Алтайском крае, в районе Омска, формировалась в начале июня 1918 г. (приказ № 1 от 7 июня 1918 г. по Омскому гарнизону).
Приказом № 2 от 7 июня 1918 г. сформирован штаб Степной группы (Омск), командующим Степной группы войск с 13 июня 1918 г. назначен полковник П.П. Иванов-Ринов, начальником штаба - поручик П.М. Ячевский.
Первоначально началось формирование Павлодарской боевой дружины Белой гвардии.
Затем появился 1-й Омскский партизанский отряд Н.Н. Казагранди.
В организационный период формирования Степной группы в ее составе насчитывалось несколько самостоятельных мелких отрядов, собранных в большинстве своем из бывших фронтовиков – участников 1-й мировой войны. Все отряды выступили под бело-зелеными знаменами. Общая численность группы в это время - 1700 штыков и сабель, 13 пулеметов, 12 орудий.
Первые появившиеся отряды добровольцев Степной группы, поддержали военный мятеж чехословацких легионеров и выступили им на помощь в направлении на Курган и Тюмень. Отрядами Шадринско-Екатеринбургского направления, взявшими Далматов, Каменский завод и Богданович командовал подполковник Д.Н. Панков, отряды которого были переформированы в Левую боевую группу. Правую группу войск составляли отряды полковника Г.А. Вержбицкого со штабом в Камышлове.
Вскоре все силы были объединены в Западно-Сибирскую группу под командованием Г.А. Вержбицкого. Левая колонна еѐ под командованием полковника Д.Н. Панкова со штабом на станции Богданович состояла из
2-го Степного Сибирского полка, которым командовал сам Д.Н. Панков,
Курганского добровольческого отряда под командованием поручика Ф. Грабчика,
Шадринского добровольческого отряда капитана А.А. Куренкова.
Левой колонне придавались батарея из трех орудий и бронепоезд.

В районе Камышлова располагались основные силы Западно-Сибирской группы (командир Г.А. Вержбицкий):
1-й Степной Сибирский стрелковый полк (командир капитан В.Э. Жилинский),
3-й Степной Сибирский полк (полковник И.С. Смолин),
2-й Сибирский казачий полк,
артиллерия и бронепоезд.

В районе Ирбита группировались силы Правой боевой колонны под командованием полковника К.С. Киселѐва:
6-й Степной Сибирский стрелковый полк,
Тобольский добровольческий офицерский отряд,
рота офицеров из г. Тара и
Отдельный партизанской отряд капитана Н.Н. Казагранди.
Западно-Сибирская группа наступала на Ирбит, нанося главный удар вдоль железной дороги Богданович-Егоршино (полковник Д.Н. Панков и полковник К.С. Киселѐв) и на Верхотурском направлении (капитан Н.Н. Казагранди).

В конце сентября 1918 г. на Алапаевско-Верхотурском направлении сконцетрировались значительные силы белых, действовавших тремя колоннами.
Северная колонна штабс-капитна Н.Н. Казагранди (16-й Ишимский Сибирский стрелковый полк – бывший Партизанский офицерский отряд Н.Н. Казагранди, 19-й Петропавловский Сибирский стрелковый полк – бывший Шадринский добровольческий отряд А.А. Куренкова) наступала в северо-западном направлении через Нижнюю Синячиху.
Средняя колонна полковника К.С. Киселѐва (18-й Тобольский и 20-й Тюменский Сибирские стрелковые полки, отряд казачьей конницы, артбатарея Аракина) продвигалась вперед из села Лебедкино на Ялунино.
Левая колонна полковника И.С. Смолина (13-й Омский, 14-й Иртышский и 15-й Курганский Сибирские стрелковые полки, отряд казачьей конницы и артиллерии) продвигалась вдоль железной дороги от Егоршино.

Общая численность Западно-Сибирской группы составляла в начале августа 1918 г. около 2,5 тыс. бойцов.

Приказом от 10 сентября 1918 г. по войскам Степной группы, за подписью П.П. Иванова-Ринова был учрежден наградной крест за храбрость для бойцов Ачинского конно-партизанского отряда. Знак представлял собой серебряный мальтийский крест, покрытый белой эмалью, в центре с закрепленным медальоном с изображением венка из дубовых листьев и поднятого вверх меча с золотой рукоятью. На поперечных сторонах креста имелась памятная дата первого боя отряда «3. III. 1918». Под крестом крепился серебряный терновый венок. Крест носился на левой стороне груди, на розетке из ленты национальных цветов.

В период создания армейских частей, согласно постановления Временного Сибирского правительства от 13 июня 1918 г., Степная группа полковника П.П. ИвановаРинова вошла в состав Степного Сибирского корпуса Западно-Сибирской армии.

Литература: Нежданов Л. Поход на Россию // Минувшие дни. 1927, № 3; Эйхе Г.Х. Опрокинутый тыл. - М., 1966; Сибирская армия // Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия.- М., 1987; Доценко В.Д. Каталог орденов и знаков отличия Белого движения и Русской военной эмиграции. –СПб., 1992, с.39; Дублѐнных В.В. Верхотурский уезд в Гражданскую войну (1918-1919 гг.) // Культурное наследие Российской провинции: История и современность. К 400-летию Верхотурья. – Екатеринбург, 1998, с.39-43; Плотников И.Ф. Сибирская армия белых // Уральская историческая энциклопедия. Екатеринбург, 1998, с.475- 476; Шелудяков В.А. Гибель сибирского казачьего войска. 1917-1920. – М., 2004, с.8-895;


2-й СТЕПНОЙ СИБИРСКИЙ КОРПУС СИБИРСКОЙ АРМИИ – формировался согласно приказу от 13 июня 1918 г. командующего Западно-Сибирской армии А.Н. Гришина-Алмазова на базе Омской группы войск. Штаб корпуса располагался в Омске, командующий его П.П. Иванов-Ринов.
Первоначально именовался как Степной Сибирский и лишь в августе 1918 г. получил «2-й» номер.

С успешным завершением Пермской операции в конце 1918 г. приказом А.В. Колчака от 24 декабря 1918 г. корпус включен в состав вновь созданной Сибирской армии.
Основу корпуса составили
3-я Иркутская,
4-я Степная стрелковые дивизии, позже к ним присоединилась еще
7-я Уральская дивизия горных стрелков.
Весной 1919 г. в подчинение командующего корпусом перешла Воткинская стрелковая дивизия, а вскоре Красноуфимская бригада, переименованная в Златоустовско-Красноуфимскую.

4 марта 1919 г. когда А.В. Колчак провел новую реорганизацию своих сил перед Уфимской операцией, в составе корпуса имелись:
4-я и 7-я дивизии, Ударная бригада.
Приказом № 20 от 14 апреля 1919 г. корпусу из штаба армии передан 17-й Оренбургский казачий полк.

Источники и литература: ГАСО, ф.1956рс, оп.1, д.40, л.180; Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. - М., 1987, с.544; Новиков П.А. 3-я Иркутская Сибирская стрелковая дивизия // Белая армия. Белое дело. 2002, № 10, с.9-21; Кручинин А.М. Падение красного Екатеринбурга. – Екатеринбург, 2005, с.155.

СИБИРСКАЯ АРМИЯ (нового формирования) – с успешным завершением Пермской операции, согласно приказу Верховного Главнокомандующего от 24 декабря 1918 г. в связи с учреждением Ставки Верховного Главнокомандующего и реорганизацией Вооруженных Сил (разделением вооруженных сил на ряд армейских соединений), А.В. Колчак создает на базе частей бывшей Екатеринбургской группы новую Сибирскую армию. Новое армейское формирование создавалось в составе двух корпусов:
1-й Средне-Сибирский корпус – 1-я и 2-я Сибирские дивизии;
2-й Степной Сибирский корпус – 7-я Уральская, 3-я Иркутская, 4-я Степная Сибирская дивизии.
Позже в его состав поступили 5-я Воткинская дивизия и Красноуфимская бригада.

Командующим армией с 4 января 1919 г. назначен Р. Гайда, ставший 1 января 1919 г. генерал-лейтенантом,
с 11 июля 1919 г. армией командовал генерал-лейтенант М.К. Дитерихс,
начальником штаба армии назначен с 1 января 1919 г. генерал-майор Б.П. Богословский, ранее возглавлявший штаб Екатеринбургской группы.

Приказом № 3 от 3 января 1919 г. штаб Сибирской армии был переведен из Омска ближе к фронту – в Екатеринбург и выполнял чисто полевые функции (до этого выполнял функции штаба Белой армии в целом).

В феврале 1919 г. после новой реорганизации вооруженных сил А.В. Колчака Сибирская армия сохраняет в своем составе:
1-й Средне-Сибирский корпус – 1-я, 2-я Сибирские стрелковые дивизии, Пермская стрелковая дивизия и Ударная стрелковая бригада;
2-й Степной Сибирский корпус – 3-я Иркутская и 4-я Степная Сибирская стрелковые дивизии, Ударная стрелковая бригада.
Кроме того, в еѐ составе формируется третий Сводный корпус – Воткинская и Омская стрелковые дивизии, Красноуфимская бригада.
В составе армии для корпусов формировались три артиллерийские бригады:
1-я Сибирская стрелковая артиллерийская бригада (начальник штаба Петров), 2-я Сибирская стрелковая артиллерийская бригада (начальник штаба штабс-капитан Савич),
3-я Сибирская стрелковая артиллерийская бригада (начальник штаба штабс-капитан Симонов).
Помимо поступившей в состав армии 1-й Сибирской казачьей дивизии, на Урале для армейских соединений формировались
Красноуфимская кавалерийская бригада и
в начале 1919 г. 1-я Екатеринбургская кавалерийская дивизия,
в Перми приказом от 1 марта 1919 г. началось формирование Камской флотилии.
Общая численность армии - 48,5 тыс. штыков и сабель. На вооружении армии на 1 апреля 1919 г. было 91 орудие, 422 пулемета, 2 самолета, 3 бронепоезда, свыше 12 тыс. лошадей, несколько десятков пароходов и вооруженных барж.
Управление армией с перерывом с середины мая по середину июня размещалось в Екатеринбурге, 17 июня 1919 г. Р. Гайда перевел штаб армии в Пермь ближе к линии фронта.

4 марта 1919 г. Сибирская армия первой перешла в наступление против 2-й и 3-й советских армий, захватила в марте 1919 г. Оханск, Осу, в апреле – Сарапул и Ижевск. Однако вскоре была остановлена и в мае начала отходить в виду угрозы еѐ левому флангу с выходом сил противника в тыл с юга.
В июне 1919 г. она возобновила наступление, нанесла несколько ощутимых ударов по противнику, заняла Глазов, но затем стала вновь отступать, 1 июля 1919 г. сдала Пермь и Кунгур, стараясь закрепиться на подступах к Екатеринбургу.

В Екатеринбургской оборонительной операции участвовали части 1-го Сибирского корпуса, прикрывавшие Чусовской завод, Нижне-Туринский завод и Кушву, отходившие через северные районы Пермской губернии на Тобольск. Южнее силы 1-го Сибирского корпуса прикрывали отход на Нижний Тагил - Верх-Нейвинск – Екатеринбург, поддерживаемые силами Ударного Сибирского корпуса, отступавшего в район Екатеринбурга, южнее города.
Перевалив за Уральский хребет, армия оставила 14 июля 1919 г. Екатеринбург, откатившись в Зауралье. 7 июля 1919 г. А.В. Колчак отстраняет от командования армией Р. Гайду.
22 июля 1919 г. Сибирская армия была расформирована в связи с последовавшей новой реорганизацией сил А.В. Колчака: части еѐ были разделены на две группы, на 1-ю и 2- ю Сибирские армии.
Командующие: временно исполняющий обязанности генерал-майор А.Ф. Матковский с 24 декабря 1918 г.,
генерал-лейтенант Р. Гайда с 4 января 1919 г.,
генераллейтенант М.К. Дитерихс с 11 по 22 июля 1919 г.;
начальник штаба генерал-майор Б.П. Богословский.

Источники и литература: ГАСО, ф.165 рс. оп.1, д.40, л.161, 191об.; ф.1956рс, оп.1, д.40, л.183- 148, 204; Болдырев В.Г. Директория, Колчак, интервенция. - Новониколаевск, 1925; Эйхе Г.Х. Опрокинутый тыл. - М., 1966; Сибирская армия (белых) // Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. - М., 1987, с.514, 537; Константинов С.И. Вооруженные формирования противобольшевистских правительств Поволжья, Урала и Сибири в годы Гражданской войны. - Екатеринбург, 1997; Плотников И.Ф. Сибирская армия белых // Уральская историческая энциклопедия. - Екатеринбург, 1998, с.475-476; Он же. Сибирская армия // Екатеринбург-Энциклопедия. - Екатеринбург, 2003, с.511-512; Клавинг В. Гражданская война в России: Белые армии. – М., 2003, с.345-346; Сибирская армия // За спиной Колчака. Документы и материалы. Под ред. д.и.н., проф. А.В. Квакина. – М., 2005, с.412-413.


Дублѐнных В.В.
Белая армия на Урале: Ист. справки частей и соединений. - Екатеринбург:
Изд - во Урал. Ун - та, 2008. – 385 с. (Учен. Зап. Свердл. Обл. краевед. Музея;
Вып.4).
Спасибо сказали: Patriot, bgleo, Кусков Евгений, Куренев, evstik, Полуденная, elnik, Правнучка, Пилигрим

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
04 нояб 2020 12:55 #45677 от Правнучка
Нечай писала :

Приказом № 242 от 14 июня 1918 г. командиром Сибирского конноартиллерийского дивизиона назначен полковник П.П. Самсонов.


...Наш родственник...Зять Александра Ивановича Путолова и друг прадедушки, Федора Федотовича Воробьёва...

...Ещё одна весточка из прошлого...
Спасибо сказали: Куренев, Нечай

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.