1837 год Мятеж Кенесары Касымова

Больше
04 апр 2014 15:15 #20421 от bgleo

Галина-Павлодар пишет: Спасибо, что разместили мой файл. Как же мне все-таки самой прикреплять файлы? Кто может помочь?

Пока будем помогать, со временем научитесь. Понимаю, что давно уже нужна тема "Ликбез", но пока не доходят руки. Прошу извинить.

С уважением, Борис Леонтьев
Спасибо сказали: Андрей Машинский, GalinaPavlodar

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 окт 2014 11:38 #24077 от GalinaPavlodar
№ 71
[/b]
1840 г., Из отчета Пограничного управления сибирскими казахами за 1840 г. Сохранение общественного порядка и спокойствия в степи
По распоряжению г. генерал-губернатора Западной Сибири и командира Отдельного Сибирского корпуса для предупреждения замыслов неприязненных киргизов с наступлением весны, в апреле, по воле Его сиятельства на пункты, где в особенности надлежало ожидать неприязненных действий от мятежных киргизов, волнуемых известным разбойником Кенесарою Касымовым, были высланы с линии отряды, а именно: на урочище Джергаин-Агач 300 казаков с двумя конно-артиллерийскими орудиями под командой сотника Волкова; к устью р. Атбасар - резерв из 300 казаков с двумя же конно-артиллерийскими орудиями в команде адъютанта г. корпусного командира гвардии штабс-капитана Спиридонова, из Акмоллов - 300 казаков при одном конно-артиллерийском орудии под начальством сотника Лебедева при заседателе Акмолинского приказа Сердюкове, а с левого фланга из Каркаралинского округа, из числа резерва - 150 казаков под командой сотника Кудрявцева. В Аягузский же округ командировано 100 казаков при одном конно-артиллерийском орудии под командой сотника Алгазина. Цель этих отрядов заключалась в том: первого - на урочище Джергаин занять место для предполагаемого там укрепления и для поисков мятежников; второго - охранение от неприязненных киргизов округов и Кокчетавского и Акмолинского и воспрепятствовать киргизам этих округов, если б какие вознамерились отложиться, по примеру прошлых годов, из пределов округов; третьего - для возвращения отложившихся волостей, наказания хищников непокорных и захвата главного виновника смятения; четвертого - прикрытие наших волостей и для действия против мятежников, где надобность потребуема, а последнего - из Аягузского округа в кочевья Садыровских волостей, ближе к Караталу, с тем что если бы надобность потребовала, то отряд приблизился бы к самому Караталу. А между тем в составе этих отрядов находилось несколько топографов для съемки местностей. Сверх того, по распоряжению правившего должность пограничного начальника, приближенные к местам водворения окружных приказов более опасные пункты были усилены особым нарядом из местных отрядов в потребном количестве казаков. Действия высланных с линии отрядов заключались в следующем.
Сотник Волков, заняв место для Джергаинского укрепления, в начале июня с двумя частями отряда и одним орудием, производя поиски над непокорными киргизами, открыл 17 июня по речке Тулголы Джаланчук аулы мятежника Кенесары Касымова и присоединившихся к нему разных волостей киргизов. Но Кенесары и эти киргизы, узнав об этом движении, побросав юрты, часть имущества и скота, обратились в бегство в разные стороны. Отряд, преследуя удалявшихся непокорных оставил у них на месте до 40 человек убитыми и отбил из табунов Кенесары до 4 тыс. баранов, 31 верблюда и 14 штук рогатого скота. Притом, направил к Джергаину части независимых волостей: Баганалинской, Козганской и Коксальской, которые в том же году и поступили в состав Кокчетавского округа.
Гвардии штабс-капитан Спиридонов, с отрядом прибыв на речки Джалдымы-Тургай и Улу-Тургай 6 мая, нашел здесь значительное число независимых киргизов баганалинских и кипчаковских, которые сперва намерены были уклониться от него, но, будучи успокоены и убеждены г. Спиридоновым в мирном с ними обращении, направлены для кочевок к урочищу Джергаин-Агачу, а впоследствии вступили в состав Кокчетавского округа.
Высланный из Акмолов отряд под командой сотника Лебедева, следуя к урочищам Кичетау и Улутау, 29 июня открыл остатки независимых Балталинской и Баганалинской волостей, которых, склонив вступить в подданство России, направил к Акмолам. 4-го июля отряд, известившись, что в ущельях гор в 80 верстах от Улутау, примыкающих к Сары-Кенгыру и Кара-Кенгыру, находятся неприязненные киргизы, послал налегке к тем местам хорунжего Рытова с 50 казаками и 100 киргизами, которыми они и обращены в бегство. И при прошедшей при этом стычке кроме значительного числа убитых и раненых из шайки мятежников, захвачены в плен племянник Кенесары Касымова (сын родной его сестры Бопай) султан Тюрехан Самекин, воспитанник почетнейшего бия Айдарбека Кувандыка, и один толенгут. Отбита 96 верблюдов разной величины, 88 рогатого (скота) и 4722 баранов и козлов и иного имущества. С нашей же стороны потери никакой не было, кроме десяти киргизов раненых. После сего отряд, известившись об отдаленности кочевок аулов самого Кенесары и по усталости лошадей, не имея возможности преследовать их, 8-го июля возвратился в Акмолы.
В Каркаралинском округе из высланного с линии резерва сотник Ребров, приняв от сотника Кудрявцева отряд казаков и присоединив к нему из Актауского укрепления одно конно-артиллерийское орудие, направил отсюда следование для поисков по речке Сары-Су, а потом, достигнув до речек Була Джезды, Кенгыр и Буланты, открыл здесь 6 июня независимые аулы балталы - баганалинских киргизов и мятежника Кенесары Касымова. Из них первые в числе 40 аулов принятыми мерами убеждены были поступить в состав Кокчетавского округа, куда и направлены. По достижении и схватке с сообщниками Кенесары и другими неприязненными киргизами 16 и 17 июня отбито у них отрядом баранов больших и малых 6704, козлов 136 и верблюдов различных возрастов 121. Сам же Кенесары и другие непокорившиеся киргизы после сего уклонились в глубь степи по направлению к Сырдарье, через песчаные степи. Преследуя далее этих киргизов, отряд при речках Асчи и Туизчи Миорах наткнулся 25 июня на 12 аулов независимых киргизов Баганалинской волости, кочевавших с Кенесарою на Булантах и встретив со стороны их сопротивление и непокорность, разбил их аулы, кроме двух скрывшихся к табыновцам. Причем люди взяты в плен и отбито у них окота: лошадей 60, баранов 1776, верблюдов 70 и рогатого 3 штуки. После того через пять дней, узнав о следовании к Кенесаре детей брата его Саржана Ирджана и Худайменды с аулами, сотник Ребров с отрядом сделал на них 30 числа нападение и при происшедшей при этом схватке разбил их совершенно, забрал все имущество и скот, коего по пересчету оказалось: лошадей 990, баранов 478, верблюдов 219 и рогатого 41. Причем захвачена дочь старшего сына Саржана Альджана 7 лет и несколько киргизских женщин, в числе коих одна оказалась из новокрещенных, со стороны же казаков ранен легко один.
Из отряда, состоявшего под начальством майора Гайюса, который принял его после штабс-капитана Спиридонова, возвращенного в Омск, отделен отряд под командою адъютанта поручика графа Толстого для поисков мятежников 2-го сентября при речке Кабырге открыл независимых киргизов в значительном числе, занимавшихся хлебопашеством. Кои, будучи защищены здесь особым укреплением, готовы были защищаться. Но это укрепление, по распоряжению графа Толстого было взято приступом, большая часть людей побита и 12 человек взято в плен. При этой схватке со стороны нашей ранен один казак и два киргизца, убита лошадь и две ранены, и при преследовании удаляющихся волостей отбито скота различных возрастов: лошадей 107, верблюдов 375, рогатого (скота) 170, баранов 8577 и козлов 309.
Отряд, высланный из Аягуза под командой сотника Алгазина, дошедши до Алтавских гор и реки Каратала, возвратился в Аягуз без всяких происшествий.
Во всех сих делах содействовали отрядам киргизы из разных внешних округов, принимавших деятельное участие не только в движениях отрядов, но и в стычках с неприязненными киргизами.

ЦГА Республики Казахстан, ф. 374, oп. 1, д. 594 л. 1- 8. Отпуск.

Напечатано в книге: Национально-освободительная борьба казахского народа под предводительством Кенесары Касымова (сборник документов). – Алматы: Ғылым, 1996. – С. 166-170.
Спасибо сказали: Patriot, bgleo, sergey75, Alegrig, Нечай, Игорь, kIPa, Андрей Машинский, Redut, Viktor у этого пользователя есть и 1 других благодарностей

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
21 окт 2014 13:40 #24116 от GalinaPavlodar
№ 30
[/b]
1838 г., июля 20. Рапорт начальника заграничного военного отряда войскового старшины Карбышева управляющему Омской областью полковнику Талызину о результатах военной экспедиции против повстанцев
Будучи обязан предписанием Вашего высокоблагородия 7 числа июня 156 мне данным, необходимо было отправиться в Аман-Карагайский округ, немедленно выступить из оного с формированным там отрядом при двух конно-артиллерийских орудиях к Торгаям, стараться возвратить отложившиеся волости Акмолинского округа, следуя по вершинам Торгая, откуда, обогнув озеро Кургальджин, выйти в Акмолинский округ, предоставив, впрочем, в действиях и направлениях держаться собственно местным обстоятельствам. Стараясь исполнить предписание Вашего высокоблагородия и личное приказание мне Его сиятельства господина командира
Отдельного Сибирского корпуса, я выступил из Аман-Карагайского окружного приказа с военным отрядом 13 числа июня по назначению, успев только принять, сформировать оный с прибывшим из 1 полка резервом для поднятия необходимого провианта. И, следуя с возможною поспешностью по неровной и большей частью начально солоноватой, а далее охристо-глинистой кочковатой слабой земле, весьма затрудняющей тяжесть обоза задержкою время от времени усталыми малосильными по сухости казачьими вьючными и резервными лошадями, я, пройдя р. Дамды и Сары-Торгай, 23 июня достиг р. Мукур-Торгая. Через 392 версты, откуда имел честь представить Вашему высокоблагородию донесение. После сего, получив уведомление от главного родоначальника джугары-чекты аргыновских киргизов Чегеня Мусина, доставленное через заседателя Язу Янова, что он, оставаясь довольным за предуведомлением его мною через Янова об удалении с подведомственными ему киргизами от сообщников Касыма, немедленно покочевал от Торгаев в Аман-Карагайский округ на соединение с Яновым (что впоследствии подтвердилось). Он, Чегень, хотя и не ручается за киргизов, кочующих вообще кипчацких, табынских, части киреевских при родоначальнике Исак Марале Курманове, но послал по моему предложению от себя отклонить и их от содействия мятежникам. Продолжая путь к Джалдыме-Торгаю, по известию, где должны быть уже и волости, я пересек следы кочевки многочисленных баганалинских и балаталинских киргизов с частью присоединившихся к ним кипчаковских по направлению на северо-восток, к р. Ишиму, прошедших за несколько времени от Джалдама-Торгая и урочища Суулы-Коны, только покочевавшие на запад по р. Улу-Торгаю к Тайпаку. Остальные кипчаковские киргизы (показавшись дозоры их в горах с правой стороны отряда к вечеру 24 июня) зажгли в нескольких местах степь.
25 июня, с переходом отряда на р. Улу-Торгай, показались следы удалившихся на запад табынских киргизов вместе с киреевскими, зажегшими позади кочевьев своих во многих местах степь.
Таким образом, расстроив имевших с Касымовыми общие замыслы волостей и соседственные кочевья между собою, лишив надежды первых в ожидаемом им содействии, я за всеми задержками усталыми вьючными лошадьми, следуя к верху по р. Улу Торгаю по совершенно вытравленным местам, спешил достигнуть отыскиваемых. [Они], с получением известия о направлении к ним отряда, заблаговременно удалялись за горы Улу и Кичитау. Полагая, что путь отряда будет прямо на эти горы к ним, некоторые киргизы, оставшиеся с левой стороны, очистив отряду путь, уклонились на северную сторону, к вершинам Караторгая. Я по предложению своему, принятым направлением по р. Караторгаю, внезапно открыл на вершине оного при горе Якисы Арканаты, через 645-верстное расстояние пути, июня 30 дня аулы алеке-алтаевских киргизов. Заметив в них волнение и бегство от отряда, я не дал время и случая на то; посланными взводами казаков захватил из ближайших аулов почетных биев волостей: Алеке-Алтаевской Джаманкару Аманова и Калкамановской Садучбека Урусова с несколькими почетными и простыми киргизами. И объявили мне оные, что они имеют кочевку на родовых своих местах и в границах Акмолинского округа, которые они занимают в зиму при горах Улутау с окрестностями оных на вершинах р. Караторгая и Кенгыров. Это оказалось справедливым. Они принуждением только Касымовых удалились сюда с летних кочевок от р. Ишима и Терс-Аккана. Я, согласно предписанию, должен был обойтись с ними как с гнусными киргизами, взяв из них более уважаемых к себе, остальных, обратив, приказал кочевать во внутрь округа по р. Терс-Аккану и разослал с ними же увещательные письма на обращение волостей. Взял из остановленного табуна и из-под захваченных киргизов 68 лошадей с одним верблюдом взамен усталых и малонадежных на дальнейшее и поспешное действие вьючных и резервных. Из коих было оставлено уже на пути 5 и показались усталыми этого дня 36.
По полученному здесь сведению, вообще карпыковские киргизы при родоначальнике их Сапаке удалились уже на р. Дюсенбу, блеуты и буланты - за горы Кичитау, были от отряда в 180 верстах; алтаевские - ниже соединения Кара и Сары Кенгыров за горами Улутау по направлению к р. Сарысу, от отряда в 150 верстах. Тюбет-темешевские должны соединиться с последними, за коими следуют и главные мятежники. Затем остаются отрезанными отрядом с левой стороны султан Кучук Айчуваков с малай-джадыгеровскими киргизами и Козгановскою волостью Кокчетавского округа на вершинах Каинды-Торгай (от отряда в 100 верстах), часть Алеке-Алтаевской с чубуртпалы-токтаульскими киргизами на вершинах р. Терс-Аккана; все тортогульские киргизы Баян-Аульского округа только сблизились к вершинам р. Сары-Кенгир. Каракисецкие [казахи] Каркаралинского округа на вершине р. Джаман-Кон, впереди отряда за 200 верст, а за ними [находилась] и шайка мятежников в значительном числе киргизов. То, дабы остановить от бегства остающихся с левой стороны отряда киргизов, 1 июня я поспешил следовать на пресечение пути их по Кенгырам, и будучи в надежде соединиться с отрядом, имевшим выступить из Акмолы 22 и 23 июня. По изъясненному направлению в уведомлении меня о том г. полковником Щербачевым от 18 июня № 60, полученным мною перед открытием волостей 28 июня, об усилившемся скопище при Кенесаре до того, что противодействие ему должно было основательно обдумано и усилено. Подойдя до южной стороны гор Сасык-Бастау за 350 верст до Акмоллов, 4 же июля послал 2-х человек из вожатых киргизов одвуконь за отыском ожидаемого отряда и донесениями по начальству, принимая направление с левой стороны по течению р. Сары-Кенгир, в ожидании по времени долженствующего уже быть отряда, так и для пресечения пути каракисецким волостям, которые по известности от того взяли направление на юг к р. Сарысу. Я оставался в твердой уверенности в успехе от соединения 2-х отрядов с оставлением в одном тяжести и сформирование другого, легкого для удобнейшего расстройства и, по возможности, истребления мятежной шайки и преследования к обращению удалившихся уже волостей. Но по не отыску того отряда и обращению посланных одвуконь в оный киргизов встретились им до 50 человек шайкою. Лишившись надежды, дабы удержать отрезанные волости, я обратился к оным и 8 июля открыл стремившихся кочевкою с вершины р. Якшикон и Кипчак через гористые места по разным направлениям к горам Улутау карджас-тортоульский киргизов, удостоверившись через то непреклонностью свою к России и преданность мятежникам. По приказанию моему посланными взводами казаков захвачено из оных несколько киргизов с найденным на одном вьюченном верблюде аула бия Чагарая, сверху привязанному, из имеющихся в казачьем войске на резерве, во всей исправности заряженным пистолетом, без сомнения, отобранном при нападении на казаков, на службе в степи находящихся. А за бегством заседателя Баян-Аульского приказа Тайжана Азнабаева, доставлено было ко мне хорунжим Швабским и с урядником 1-го класса Потехиным в залог из приготовляющегося только к бегству же семейства его жены самого Тайжана, брата его Сейтена, отца Азнабая, бия Чагарая с сестрою первых, которых я принужден был до явки той... (далее неразборчиво). Как оказалось, заседатель Азнабаев, чувствуя себя сильно виновным в нарушении обязательства своего России произведением киргизами в волости его грабежей торговцев, участием в буйной шайке и открытому от него с братом Сейтеном не доложенному письму к султану Касыму с изъявлением своей преданности (в подлиннике у сего прилагаемому) он не только не явился ко мне, но и не отвечал на письмо мое к нему. Между тем, узнав, что прочие отрезанные отряды киргиз, взяв другие направления к Торгаям, укрывались разными путями бежали через Торгай за удалившимися и что последняя Урманчи-Тортоульская волость сблизилась к вершинам р. Терс-Аккана. Дабы не упустить из виду и этих, я, оставив в Карджас-Тортоульской волости усталых и малонадежных к дальнейшему скорому действию лошадей, сдал оных почетному киргизу Байтокалу Аманбаеву, взамен коих взял из оставленных табунов 12 лошадей, 16 верблюдов. Приказав отпущенным киргизам немедленно кочевать в Баян-Аульский округ и на пути доставить в отряд оставленных лошадей с принятием обратно своих с верблюдами, поспешил вперед на пересечение пути Уманчи-Торской волости. 11 июля в вечеру встретил при горе Кокчетау, что при вершине р. Терс-Аккана, часть из оных аулов. Я послал сотника Лебедева и хорунжего Швабского с 4 взводами казаков, чтобы до стемнения вечера поспешнее из аулов оных захватить почетных людей. Но с приступлением к исполнению посланными киргизы, пользуясь гористою местностью, стемнеющимся вечером из свернутых в виде защиты таратаек своих с тяжестью, с легко поставленными кошами оказали упорство свое, с открытием ружейных выстрелов, застрелив под казаком 2-го полка Файлиевым строевую лошадь, и приготовились к рукопашной драке с дубьем. Как с прибытием моим доложил мне хорунжий Швабский, киргизы на несколько сделанных по ним из пехотных ружей выстрелов по распоряжению офицеров сих, остаются непреклонными. Чтобы не промедлить до совершенной темноты ночной, я приказал усеять их двумя картечными выстрелами из орудий. Затем посланным мною сотником Лебедевым с 4 урядниками и 48 казаками пешими захвачено несколько киргизов. С возвращением ко мне [Лебедев] доложил, что часть упорствовавших истреблена на месте и часть, пользуясь стемнением вечера на неровной местности, скрылась бегством, доставя при том от первых 4 турки.
Здесь узнал, что почти вся Урманчи-Тортоульская волость сблизилась к горе Кокчетау, кроме некоторых аулов, уведенных вперед старшиною Ульджебаем Сатыбалдиным, начально предавшимся Касымовым. 12 июля утром оставил усталых и малонадежных [лошадей] на дальнейшее поспешное следование, исключая застреленных 6 лошадей. Взял из аулов таковых же 7 и верблюдов 7 для захваченных киргизов. Приказал удержанным аулам в числе 50 юрт и прикочевавших от Каржацкой волости до 50 немедленно кочевать к Ишиму. Поспешил идти с отрядом навстречу большой волости, отрезывая с западной стороны удобный к бегству на Торгай тракт оной и преследуя по аульным следам. Узнал, что по данному в ночи известию киргизами из сопротивлявшихся аулов, развратчики этой волости, не находя возможности спастись бегством, склонены были приверженным России родоначальником из оной Берденем Джанмурзиным, с сыном его, управляющим волостью Нуртазою кочевать с поспешностью прямым трактом через р. Ишим обратно. [Они] были успокоены мною через посланного вперед заседателя Язы Янова и 17 июля приведены на р. Ишим против урочища Мурун-Карагая, ниже Акмолинского окружного приказа, не с большим в 100 верстах.
18 и 19 числах июля, после каждодневных форсированных маршей по совершенно вытравленным местам, догнал волость, оказавшейся из 612 юрт, и направил оную кочевать в Баян-Аульский округ. И должен выпроводить ее за линию пикетов, через Кучекинский или Чубаркульский по Акмолинскому тракту имеющимся.
Поспешая донести Вашему высокоблагородию о действии и благополучном обращении отряда через нарочного урядника 1-го класса Сальникова, имею честь присовокупить, что, по собственному впоследствии признанию захваченного из Алеке-Алтаевской волости почетного бия Джаманкары Есенаманова, в присутствии заседателя Язы Янова оказывается, что по общему совещанию волостей Акмолинского округа и напоследок - решительному положению их остаться в независимости Российскому управлению, приняли они отложение с присовокуплением киргизов из Каркаралинского и Баян-Аульского округов, составили для исполнения предприятия своего мятежное скопище под предводительством буйных султанов Касымовых... Это неоспоримо подтверждалось и напоследок: усиленным старанием вообще бежать в глубь степи разными скрытными направлениями, так что без собственного согласия совершенно невозможно было удержать раздробившиеся малыми частями аулы на обширном пространстве гористой степи, тем более, чувствуя каждый винности свои, особенно главные их родоначальники, в измене обязательства своего России, в нападении и убийстве казаков с произведением в волостях своих грабежей российских торговцев. Все удалившиеся в глубь степи волости, по получаемым сведениям известно, поспешно покочевали к устью р. Сарысу с достижением передними соединениями оной с р. Чу. С открытием первых аулов отрядом, киргизы дали знать в скопище свое. Оставались в твердой уверенности на обращение оной на отряд с выручкою, захваченных. Этого сделать они не осмелились и скопище расстроилось обращением киргизов в свои волости, кроме пустившихся из оного части отчаянных бунтовщиков к тракту, выходящих из соседственных владений караванов, за добычею грабежами оных. За препровождением же через р. Ишим Урманчи-Тортоульской волости 62 юрт из оставленных отрядом, ожидается к обращению этой же волости от горы Кокчетау до 50 юрт, с вершин р. Кипчака - до 50 юрт. Карджасовская волость, буде не вся обратится ныне, то должно быть большая половина оной. Ежели только заседатель Азнабаев не сделает в том препятствия по винности своей, к которому я послал отсюда 13 числа 3-х человек киргизов одвуконь с письмом к нему, в копии при сем прилагаемым, с требованием обращения его или ответа. Султан Кучук Айчуваков с малай-джадыгеровскими киргизами и присоединившимися к нему из Баян-Аульского округа части айдабул-тортоульских, не переходя р. Улу-Тургай, остается с данной стороны на вершинах Каинды и Аула Торгаев.
Представляю при сем на благоусмотрение Вашего высокоблагородия:
- список захваченных людей из разных волостей с остановленным заседателя Азнабаева семейством;
- ведомость обращенных мною киргизов с остановленными и ожидаемыми кочевкою обратно;
- убылым отрядным лошадям с оставленными за болезнями, усталостью на пути и малонадежностью к дальнейшему поспешному следованию в волостях;
- взятым из волостей из-под захваченных киргизцев лошадям на съезд оных, верблюдам с убылью из оных и состоянием налицо при отряде.
- маршрут пути отряда от Аман-Карагайского окружного приказа до р. Ишима, составленный с 13 июня по 18 сего июля, за исключением двух разстахов, в 34 дня 1352 версты, считая по ровной степи скорого хода в час 7, неровной среднего 6 и затруднительного 5 верст. Имею честь испрашивать разрешения Вашего высокоблагородия:
- по выпровождении через линию пикетов Урманчи-Тортоульской волости на обращение отряда на свои места;
- о удовлетворении казаков вместо убылых, павших, оставленных на пути за болезнями, усталостью и малонадежностью к дальнейшему скорому действию отряда в волостях лошадей, ежели из последних не будут доставлены оные, из киргизских при отряде состоящих, равно и об остальных от расчета сего остающихся с верблюдами;
- о препровождении захваченных киргизов с семейством заседателя Азнабаева. Ежели он не явится ко мне, по принадлежности о поступлении с первыми за измену российскому правительству, сопротивление из них отряду и участие в буйной шайке, из коих один Агысовской волости пойман в русских зимних сапогах, по отзыву его, снятых с убитых зимою казаков, препровождавших караван, и четыре последних Урманчи- и Кушек-Тортоульских волостей, пойманных при обращении их из скопища, ездившие оттуда за барантою во внутрь округов;
- донести о том, что во все время похода при соблюдаемой, в особенности требуемой по обстоятельствам военной, осторожностью перенесенным трудам форсированными маршами совершенно не было в отряде из людей никого больными. Кроме урядника Занепрецова, поступившего с наследственною болезнью в ногах и некоторых слабыми от не... (далее неразборчиво) вод на непродолжительное время при существующих жарах.
Подлинную подписал:
начальник заграничного военного отряда войсковой старшина Карбышев.
[/b]
При р. Шим против урочища Мурун-Карагая.
Подлинный рапорт получил аудитор:
(Подпись неразборчива).

ЦГА Республики Казахстан, ф. 338, oп. 1, д. 1, л. 214-221, об. Копия.

Напечатано в книге: Национально-освободительная борьба казахского народа под предводительством Кенесары Касымова (сборник документов). – Алматы: Ғылым, 1996. – С. 85-93.
Спасибо сказали: bgleo, sergey75, Нечай, Андрей Машинский, Viktor, suraev

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
21 окт 2014 13:47 #24117 от GalinaPavlodar
№ 77
[/b]

1841 г., июня 7. Письмо султанов Кенесары и Кучака Касымовых председателю Оренбургской пограничной комиссии генерал-майору Генсу о карательных походах воинских отрядов от Сибирского ведомства с 1825 по 1840 гг.
По примеру предков наших, хана Аблая, принявшего присягу на верноподданство Великого государя императора, мы располагались кочевьем на Исель-Нуре, уповая на бога и не беспокоясь ни о чем, как только о спокойствии нашего народа, но вдруг грянул на нас гром следующим образом.
В 1825 г. сделанный в Каркаралинском приказе заседателем султан Ямантай Букеев, питая бог весть какую-то злобу и без всякой причины наговорил па нас начальнику того приказа Ивану Семеновичу Карбышеву, который, выехав с 300 русскими и 100 человеками киргизов за путеводительством каракисяцкого рода киргиза Ябалака, разбил аулы султана Саржана Касымова, отделений алтая, токы, тияча и награбил бесчисленное множество скота и имущества, убил 64 человек, а остальные едва спаслись бегством.
В 1827 г. команда до 200 человек, выступившая из Кокчетава, под начальством Минграу-майора, разбила аулы отделений алике и чубуртпалы, убила 58 человек, награбила бесчисленное имущество, что происходило на Тирис-Аккане.
1830 г., выступившая из Кара-Уткуля команда, в числе 100 человек, над начальством одного сотника, с 600 человеками киргизов и султаном Кунгур-Кулжай Худаймендиевым, заманив к себе обманом людей сказанных отделений, убила 120 человек, а остальные спаслись бегством.
В 1831 г., выступившая из Кокчетава команда в числе 500 человек под начальством подполковника Алексея Максимовича (его же называют Минграу-майор), разграбили вторично аулы султана Саржана, отделений алтая, тока, родов каракисяцкого, алчинского и джагалбайоинского, причем убито 450 человек и увезено одно дитя Саржана, что было при реке Сары-Су.
В 1832 г. выступившая из Кокчетавского приказа команда в числе 250 человек, под начальством Петра Николаевича Кулакова, задержала султанов Исенгельды и Кучака Касымовых и, возив их с собой, разграбила усуновцев, турыевцев и джан-айдаровцев, причем убито 60 человек, что было при Тургае на Кум-Кичу (Песчаный брод).
Наконец, не имея возможности переносить безвинного притеснения, убийств и грабежей и не почитая себя ни против кого виновным и, как некому было доводить до сведения правительства о вышесказанном гонении, принуждены мы были удалиться на Каратау для спасения самих себя, где прожили несколько лет, а при обратном перекочевании открылась новая беда следующим образом.
В 1836 г., выступившая из Актава команда в числе 400 человек, под начальством Тинтяк-майора (дурного, или глупого майора), разграбила алчинцев, джагалбайлинцев, тока, тмячевцев и убила 250 человек, это было зимой на урочище Бляути-Сарысу.
В 1837 г. выступившая из Кокчетавского приказа команда в числе 400 человек под начальством Ивана Семеновича Карбышева и за путеводительством Язы Янова разграбила аликинцев, алтабаевцев, калкамановцев, туртууловцев и убила 350 человек, в том числе бия Яманкару.
В том же году выступившая из Актава команда в числе 500 человек под начальством Тинтяк-майора преследовала нас до Улытава, но возвратилась без добычи.
В 1838 г. выступившая из Кара-Уткуля команда в числе 300 человек, с султаном Кунгур-Кулжой Худаймендиевым, одним киргизским майором и 100 человеками киргизов, разграбили аулы Кучака Касымова и бия Сайдалия, убила 21 девку, 8 женщин, 25 человек мужчин и 80 взято в плен, что было при Джиланчике на Айрикум-Аккуме.
В том же году команда, вышедшая из Джергаина в числе 500 человек, разграбила аулы султана Саржана, алтаевцев, карпыковцев и тляченцев, убила 400 человек и взяла с собой 100 человек, в том числе бия Баяндыя, что было при Тургае на Джалдама-Караубе.
В том же году вышедшая из того же места команда в числе 400 человек под начальством какого-то неизвестного русского вступила с вышедшим из Кара-Уткуля султаном Кунгур-Кульджой, принудила перекочевать 2300 аулов кувандыковцев и суюндуковцев на свою сторону, поручив дело это сему султану, который на пути делал им большие обиды, но туртуловцы, будучи недовольными, бежали. Тут убито 160 человек, а остальные аулы команда увела с собой.
В том же году осенью вышедшая из Кокчетавского приказа команда в числе 300 человек не известно под чьим начальством с султанами Байгарой Таировым и Джадаем Айчуваковым разграбила 200 аулов, положила на месте 240 человек и увлекла в плен жен и дочерей султанских.
В 1840 г. команда, вышедшая из дивана в числе 300 человек, разграбила аулы султана Саржана, алтаевцев и кожагалинцев, убила 70 человек, увлекла в плен 20 женщин, угнала 2300 лошадей, 300 верблюдов, 3000 баранов и 100 голов рогатого скота, что было на Блявти-Калмак-Кыргане.
В том же году команда, выступившая из двух мест - с Карауткуля и Джергаина - в числе 700 человек, соединившись вместе, разграбила кузгановцев, коксаловцев и калмак-киргизов, убила 81 человек, 20 взяла в плен, угнала 6000 баранов, 255 козлов и 30 верблюдов. Эти отделения были нашими теленгутами. Все это происходило на Киргиле-Кызыл-яре, туда же угнали найман-кипчаков.
В том же году, осенью, команда, вышедшая с Джергаина, в числе 200 человек, разграбив кипчаков, узуновцев и турыевцев, убила 30 человек.
Все сие происходило по наговору султана Ямантая Букеева. Теперь, да будет известно вашему превосходительству, какую злобу питали к нам сибиряки и как мы были безвинно гонимы ими, и потерпев такие неприятности, принуждены были спасти самих себя бегством. Через сие более и более вооружили мы против себя сибиряков, которые полагали, что мы не хотим будто повиноваться им. Я не приглашал к себе никаких родов. Сибиряки, выезжая беспрестанно в степь, грабили и убивали людей, как своего ведомства, так и степных киргизов, отчего пошли толки, что я, Кенесары Касымов, вооружился против Сибирской линии. Наконец, не нашедши никакого правосудия со стороны их, прикочевал я к Оренбургской линии для того, чтобы искать у великого государя покровительства, приют и убежище и довести до сведения оренбургского начальства о всех претерпленных мной бедствиях. Я не утаиваю, что при разграблении алтыбашева отделения бия Балгуджи Ямгурчина я был; это было мое мщение ему за его дела.
Султаны Кенесары и Кучак Касымовы
[/b]
печати приложили.
[/b]
Перевел коллежский регистратор Григорьев.

ЦГА Республики Казахстан, ф. 4, oп. 1, д. 1996, л. 3-6, об. Перевод.

Напечатано в книге: Национально-освободительная борьба казахского народа под предводительством Кенесары Касымова (сборник документов). – Алматы: Ғылым, 1996. – С. 176-179.
Спасибо сказали: Patriot, bgleo, sergey75, Нечай, денис, kIPa, Андрей Машинский, Viktor

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
21 окт 2014 13:50 #24118 от GalinaPavlodar
№ 47
[/b]
1838 г., декабрь. Письмо Кенесары Касымова генерал-губернатору Западной Сибири с программными требованиями восставших и взаимоотношениях ставки восставших с царскими властями
Имея честь сим Вас известить, что желание мое есть то, чтоб двух владений народ пребывал в спокойной жизни, но ныне же Вы подозреваете меня, будто бы я подданных ваших людей присваиваю к себе. Напротив того я говорю, что Вы на принадлежащих деду нашему хану Аблаю местах учредили окружные диваны и с киргизского народа берете пошлину. Следовательно, Вы нас притесняете и мы тем остаемся недовольны и с налогом жить нам в ведении Вашем никак невозможно. Например, каково бы было, если бы другое владение заведывало Россией, так то и нас возьмите в соображение. Я, конечно, взял на свою сторону несколько баянаульского, каракаралинского и акмолинского своего народа, но еще есть мое намерение привлечь народ наш на мою сторону. Но полезнее бы было для блага общего киргизского народа, если бы киргизский народ остался в первобытном своем состоянии, и тогда бы покойнее была жизнь и между нами и вами. Я слышал и то, что цель Ваша есть та, что впереди нас владения Коканское и Бухарское не имели бы сообщения с нами и были бы навсегда пресечаемы. Напротив, этим нашим мусульманским владельцам буде бы последовала моя просьба, то и они, хотя бы и не захотели уважить оную, но долг мусульманского закона заставляет непременно требовать того, и они должны защищать нас по закону нашему. Но приятнее бы было, чтоб между нами была тишина и спокойствие. Но ныне начальники диванов во время разъездов своих берут под съезд свой от киргизов самых лучших лошадей, по возвращении ж оных через вымогательство берут от хозяев лошади по халату, казаки же в один день режут для пищи своей по три барана, имение же хорошее у киргизов не оставляют обирать. О чем, хотя и жалуются начальникам диванов, но удовлетворения получить не могут; хотя законом государя и запрещено убивать, грабить и захватывать наших лошадей, но оный не соблюдается, ибо ныне в недавнем времени захвачены Туртугульской волости мурзы Азнабая одна жена, две снохи, дочь и еще одна женка, которые и до сего времени где-то содержатся, неизвестно.
Желая быть с вами навсегда в дружественных отношениях, прошу Ваше сиятельство: 1) уничтожить Актауское укрепление; 2) уничтожить все прочие заведения, в степи находящиеся; 3) уничтожить также и Акмолинский диван; 4) освободить содержащихся наших людей из-под стражи, равно и посланных двух киргизов к султану Кунгуру.
На все сие через посланных от меня людей прошу не оставить меня уведомлением.
Султан Кенесара Касымов
[/b]
печать свою приложил.
[/b]
Верно: секретарь (подпись неразборчива).
[/b]

ЦГА Республики Казахстан, ф. 374, oп. 2, д. 25, л. 5-16, об. Копия.

Напечатано в книге: Национально-освободительная борьба казахского народа под предводительством Кенесары Касымова (сборник документов). – Алматы: Ғылым, 1996. – С. 121-122.
Спасибо сказали: Patriot, bgleo, svekolnik, sergey75, Куренев, Нечай, денис, kIPa, Андрей Машинский

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
16 март 2015 12:08 #28216 от GalinaPavlodar
№ 17
[/b]
1837 г., декабря 19. Рапорт коменданта Актауского укрепления войскового старшины Симонова о нападении повстанцев Кенесары Касымова на казачий отряд хорунжего Рытова в районе Актауского укрепления
Согласно сделанному распоряжению омского областного начальника 24 сентября за № 30, из командированного мною отряда из 48 казаков при 6 урядниках под командою хорунжего Рытова в 27 ноября для препровождения каравана, проходившего из Петропавловска в Ташкинию, явились сего числа два казака 4-го казачьего полка Прокопий Бородин и 6 полка Иван Власов. Объявили, что на возвратном их пути после благополучного препровождения ими каравана в расстоянии от укрепления за 200 верст напала на отряд партия разбойника султана Кенисары Касимова в числе до 800 человек, атаковала полуэскадрон казаков и удерживала его в осаде три дня, лишая всех способов дать известие в укрепление. При этом означенные два казака присовокупили, что при нападении на них партии киргизов, спешившись с лошадей, сделали сильной отпор из карабинов.
Предводитель разбойников, видя ущерб своих сообщников, распорядился сделать наскоро из мелкого полевого растения (карагана) укрепление. Это было сделано тогда, когда уже у казаков лошади были пристрелены, а потому и полагали киргизы их уже побежденными. По благоразумному распоряжению г-на хорунжего Рытова в крайнем сем случае казаки взяли штурмом сделанное киргизами укрепление с приобретением одного знамени, 33 пик, 9 ружей, 5 сабель и 10 ятаганов (или айбалтов). Донеся о происшествии этом Вашему высокоблагородию, с прискорбием моим осмеливаюсь доложить, что приобретение таких ничтожных трофеев оценено потерей хорунжего Рытова, 4 урядников, 22 казаков и одного фельдшера.
В дополнение к тому имею честь донести, что остальные казаки остались в отнятом у киргизов временном укреплении в ожидании помощи от отряда через посланных в Актав отважных казаков выше сего означенных. Вестовые, пренебрегая всеми опасностями, достигли до Актавского укрепления минуя вскоре выставленные киргизами пикеты. При этом казаки присовокупили, что партия киргизов не в дальнем расстоянии от места происшествия сего расположилась лагерем. Получив неприятное известие сие, я, сформировав отряд казаков из 120 человек, 20 урядников при 3 офицерах, в прикрытии двух орудий конной артиллерии, сего же числа отправился одвуконь к месту происшествия, имея в виду дать помощь осажденным в степи казакам.
Сделанное мною распоряжение, хотя несогласно с предписанием Вашего высокоблагородия от 1-го декабря за № 3373, но имея в виду спасение оставленных там казаков и даже самое преследование мятежников, я не мог решиться послать меньший отряд, дабы не подвергнуть его подобной участи. На время отсутствия моего из отряда, я вверил командование в Актауском укреплении 8 казачьего полка сотнику Кудрявцеву со строгим наставлением быть с вверенным ему отрядом всегда в оборонительном и строгом для киргизов положении.
По полученным частным сведениям мятежник султан Кинесары явился в Акмолинский округ с малым числом своих приверженцев, но предательство отклонившихся от округа волостей доставило ему случай усилить партию при пособии даже тех волостей, кои теперь вблизи Актавского укрепления имеют свое расположение на зимовых местах. По свойственной азиатцам скрытности трудно постичь их намерения, а настоящее положение дел подает мне смелость доложить Вашему высокоблагородию о принятии строгих мер к пресечению зла при первом его появлении. Сей цели можно достигнуть только истреблением разбойнического семейства Касима Аблайханова.
По словам прибывших двух казаков, из шайки киргизов убито около 50 человек. О потере же казаков я доношу Вашему высокоблагородию со слов прибывших сюда с известием двух казаков. Предпринятая мною экспедиция обеспечена всеми возможными способами к сбережению людей.
При этом осмеливаюсь присовокупить: для скорейшего и усиленного продвижения моего отряда я сделал распоряжение, чтобы под орудиями и под казаками был лошадей двойной комплект. Обязав доставить лошадей тех волостных управителей, кои способствовали мятежникам, и зная происшествие, случившееся с командированным от меня отрядом восемью днями прежде, скрыли, не объявляя о том мне.
О сих обличенных и неблагонамеренных киргизах особо буду иметь честь донести Вашему высокоблагородию. Какие меры мною предприняты для наблюдений и охранения пикетов имею честь представить на благоусмотрение список с отношениями моего Акмолинскому окружному приказу. О происшествии сем и сделанном мною по сему предмету распоряжению я вместе с сим же донес господину командиру Отдельного Сибирского корпуса.
Исправляющий должность Актауского коменданта
войсковой старшина Симонов.
ЦГА Республики Казахстан, ф. 338, оп. 1, д. 66, л. 178-180 об. Подлинник.
Опубликовано в кн. Национально-освободительная борьба казахского народа под предводительством Кенесары Касымова (сборник документов). – Алматы: Ғылым, 1996. – С. 59-61.
Спасибо сказали: sergey75, Пётр, Андрей Машинский, Redut, Viktor

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
16 март 2015 12:12 - 16 март 2015 12:12 #28217 от GalinaPavlodar
№ 21
[/b]
1838 г., марта 20. Донесение начальника Сибирского таможенного округа министру финансов о нападении султана Кенесары Касымова на торговые караваны и о необходимости принять решительные меры против него
Вашему сиятельству имею честь представить при сем ведомости о ходе торговли по Семипалатинской таможне привозными и отвозными товарами с 21 февраля по 1 сего марта и доложить, что в течение сего времени в Петропавловской таможне как привозных, так и отвозных товаров объявляемо не было.
При сем долгом поставляю почтеннейше доложить Вашему сиятельству следующие сведения, полученные здесь по возврате моем из С.-Петербурга.
1. Около октября месяца прошлого года султан Касым Аблайханов, отец известного отчаянного грабителя султана Саржана, пойманного, наконец, и зарезанного в запрошедшем году ташкентским кушбеком, перешел с своей шайкой к р. Сырдарье и соединившись с кочующими там народами, возбуждал их к грабежу купеческих караванов, проходящих из Оренбурга и Троицка прямо в Бухарию, отчего некоторые бухарские, караваны обратились на Петропавловск в полной надежде на вновь учрежденное укрепление Актау, кстати здесь сказать, мимоходом, что кокандский хан, как из осторожных разговоров пришедших сюда коканцев заметить должно, весьма недоволен учреждением этого укрепления столь близко от Ташкента и считает себя стесненным.
Вероятно, его же, Касыма, происками вскоре после того, во время бытности моей в С.-Петербурге, в конце 1837 г. в киргизской степи возникли некоторые смятения. Сначала, может быть, они не казались столь важными и потому не приняты тогда же решительные меры по донесениям Акмолинского приказа к прекращению их.
Смятения эти произошли от киргиз, не вошедших в состав наших внешних Приказов; они возрастали, увеличивались и, наконец, скопище киргиз, по слухам до 3000 человек под предводительством Кенесары, другого сына мятежника Касыма и брата зарезанного в 1836 г. ташкентцами Саржана, начали грабить находившихся в степи наших торговцев, тирански лишили жизни одного толмача Акмолинского приказа, находившегося в Киргизской вол. по делам службы, поколебали верность тех киргиз, которые семь лет уже не преступали сделанной ими Российскому престолу присяги; в довершение же дерзость этой мятежной шайки простерлась до того, что они, с явным намерением разграбить вышедший из Петропавловска караван, заградили караванную дорогу. Акмолинский приказ, получив об этом сведение, донес коменданту кр. Актау, вновь выстроенной в степи, отстоящей от Акмолинского приказа далее к ташкентским владениям в 500-верстном расстоянии.
Комендант по прибытии каравана отправил его под охранением вооруженного казачьего отряда, состоявшего при одном офицере Рытове из 55 человек. По инструкции, данной офицеру, он обязан был проводить караван до известного урочища, верст за 200 от Актау, и потом возвратиться назад. Но офицер преступил инструкцию: он убедился просьбами торговцев и решился еще 50 верст следовать с караваном, но как у некоторых казаков лошади устали и не могли далее следовать, то Рытов распорядился оставить в том месте 20 казаков при 3-х урядниках, а сам с остальными пошел далее. Проводивши караван, команда возвращалась назад и, не доходя верст 20 до того места, где оставлены 23 человека казаков увидели 3-х вооруженных киргиз и у одного из них - привязанную к седлу казачью пику с флюгером. Желая узнать от киргиз причину, почему они вооружены, Рытов приказал подозвать их, но киргизы бросились бежать, однако же из них двое были пойманы и после допросов объяснили, что все 23 человека оставленных им казаков убиты шайкой султана Кенесары. Вскоре после этого они увидели многочисленную толпу киргиз, которая мчалась к ним. Отряд, видя неминуемую опасность, решился защищаться до самой крайности, и для этого избрал удобнейшее к защите место. Киргизы с криком бросились на казаков, но, встретив залп из карабинов, отступили и начали издали стрелять из винтовок. Эти выстрелы делали много вреда казакам, так что лошади были почти все переранены, а некоторые и убиты.
В таком положении отряд находился весь тот день, и когда наступила ночь, то Рытов распорядился отправить двух казаков в Актау, чтобы известить там о случившемся и просить помощи. В следующий день киргизы начали вязать фашинник из кустарников и этот фашинник, положивши на арбы (телеги о 2-х колесах), составили, таким образом, подвижное укрепление и, быв защищены от выстрелов, начали подступать к отряду казаков.
Офицер Рытов, видя опасность, решился отнять у киргиз сделанное ими укрепление и, подпустивши их на близкое расстояние к себе, бросился со всеми людьми и вытеснил киргиз. Но при этой схватке убит сам Рытов, получив удар топором в голову, убиты также два урядника и несколько казаков. Прочие же казаки, оставшиеся живыми, засевши в отнятом у киргиз укреплении, с большим успехом начали отражать киргиз, делая выстрелы весьма удачные, и в этом укреплении пробыли 5 суток, оставаясь там и тогда, когда уже киргизы удалились от них. Наконец, они, не могши дожидаться никакой помощи из Актау, решились сами итти туда и, прошедши верст 5, были встречены войсковым старшиной Симоновым с отрядом казаков.
Между тем пока шайка киргиз занята была нападением на казаков, караван наш успел избегнуть преследования и прошел в Ташкент благополучно. Слышно, что Симонов захватил более 20 разных почетных киргизских старшин, в числе которых были и подданные России, подозреваемые в участии при нападении на казаков, потому что все они имели раны от пуль, сабельные или пиками, но что с ними сделано - мне еще неизвестно. Говорят также, что Кенесары со многочисленной шайкой киргиз, простояв несколько времени близ ур. Карагача, ныне отступил на р. Чу по караванному пути и потому здешние наши и иностранные торговцы, возвращающиеся ныне из Ирбитской ярмарки, не хотят уже рисковать отправками за границу значительных партий товаров, тем еще более убеждаясь в опасении своем, что и. д. омского областного начальника г-н полк. Талызин уведомил Петропавловскую таможню от 5 декабря, что он, возникшим в Акмолинском внешнем округе беспокойствам в народе и по усиливающимся шайкам разбойников под покровительством изменника султана Касыма Аблайханова он, управляющий областью, признал нужным предписать петропавловскому окружному начальству объявить с подпиской всем торговцам, чтобы они отправлением караванов впредь до водворения спокойствия в Акмолинском округе воздержались, либо отправляли оные не далее Акмолов, ибо в противном случае безопасность караванов останется на личном отчете хозяев, и начальство не возьмется за разбирательство и удовлетворение их претензий.
Это обещание со стороны местного правительства, подобное сделанному прежде насчет взыскания нашими купцами долгов с киргиз, совершенно поколебало предприимчивость и дальнейшие риски значительными капиталами здешних русских и азиатских торговцев, которые до сего, платя гильдейские повинности, рисковали капиталами и предпринимали иногда отважные спекуляции к расширению на этой границе постоянной и правильной торговли в полной надежде на покровительство и законное пособие со стороны правительства. Все эти столь неблагоприятные для торговли обстоятельства повлекли за собой то, что на нынешней Ирбитской ярмарке некоторые из здешних купцов, быв не в состоянии рассчитаться с кредиторами, объявили себя несостоятельными, и кредиторы, наиболее московское купечество, принуждены рассрочивать платежи долгов, довольствуясь полтиной за рубль, да и сами иностранные торговцы, сюда прибывшие, не получили от них удовлетворения за отданные азиатские товары.
2. Так как выше упомянул я, что, по некоторым отзывам ташкентцев, хан кокандский недоволен учреждением укрепления на ур. Актау, то и должно бы подозревать влияние его на описанные разбойничьи действия султанов Касыма и сына его Кенесары, утверждаясь в сем подозрении еще и тем, что Кенесары и соучастник его старшина Сыпак еще перед истреблением отряда Рытова сделали заговор, чтоб напасть на Акмолинский приказ, истребить его и весь тамошний казачий отряд и потом атаковать самое укрепление Актау, лишенное таким образом помощи из Акмоллов.
Но находившийся близ их шайки по делам службы толмач приказа успел послать нарочного, чтоб предуведомить Приказ. Кенесары, узнав об этом, напал на нашу волость, зарезал толмача и многих киргиз, разграбил аулы и ушел наперерез нашему каравану, шедшему из Петропавловска в Ташкент; но после того, в не давнем уже времени, как доходят до меня сведения, сам Сыпак набежал с шайкой киргиз на наш казачий пикет, 3-й по линии от Акмолов к Актау, где три казака ранены, но спаслись бегством, успев захватить одного киргизского мальчика, который говорит, что шайка Сыпака отдельна от той, которая находилась под предводительством Кенесары. Но, напротив, здешние иностранные и российские азиатцы уверяют меня, во-первых, что хан вызвал уже якобы прежнего кушбека, который поймал прежде и убил Саржана, и возвратил ему владение Ташкентом: главнейше для того, чтобы он положил конец разбоям отца Саржанова Касыма и брата Кенесары; во-вторых, что этот Кенесары с меньшим братом своим был уже в Ташкенте под арестом, но уволен по ходатайству ханского тестя с обещанием верности хану, после чего вызвал человек до 30 чиновных людей для препровождения его в Ташкент к кушбеку и отдания обещанного ясака, изменнически вырезал всех высланных к нему и сам со своей шайкой скрылся в степях; и, в-третьих, что хан избрал якобы уже одного известного всем азиатцам здешнего старца, почитаемого вообще мусульманами за святого, который был в России, Мекке и в Лондоне, человека, политика, ученого беспристрастного и намерен вскоре послать его к нам для оправдания и переговоров с неограниченным уполномочием.
Все эти подробности я собрал неофициально, однако же полагаю их более или менее верными. Довольно того, что они не могут не быть вредными для торговли и что, должно быть, по моему мнению, основанному на местных сведениях и соображениях, приняты со стороны нашего правительства самые скорые и решительные меры к обеспечению торговых путей в киргизских степях, не предоставляя купечества с их капиталами и предприимчивостью к пользам государства на произвол судьбы. Скорые и решительные для сего меры потому необходимы, что с наступлением теплого времени все племя Касыма с шайкой, как говорят, готово удалиться к Хиве и, таким образом, избегнуть достойного возмездия за дерзости противу России и злодеяния, ими поделанные.
Верно: в должности секретаря Барцов.
ЦГА Республики Казахстан, ф. 806, оп. 1, д. 74, л. 187-193. Отпуск.
Опубликовано в кн. Национально-освободительная борьба казахского народа под предводительством Кенесары Касымова (сборник документов). – Алматы: Ғылым, 1996. – С. 66-71.
Последнее редактирование: 16 март 2015 12:12 от GalinaPavlodar.
Спасибо сказали: Patriot, bgleo, svekolnik, sergey75, Пётр, Нечай, Андрей Машинский, Redut, Viktor

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
17 март 2015 09:19 #28262 от Семирек верненский

МИНУСИН пишет: Ну а появление Набоковых в тех краях вероятно объясняется переводом их туда позже с образованием там войска .
Эта фамилия и в Джаркенте и в станице Урджарской отмечалась в конце 19 века .


Набоковы были в Семиреченском войске, в частности в выселке Охотничьем (ныне Нарынкол - это на самой границе с Китаем).
Вот здесь кое-что про Набоковых: spgk.kz/maksim-ivlev/574-o-romane-p-n-krasnova-amazonka-pustyni-i-ego-personazhakh.html
Спасибо сказали: svekolnik, sergey75, sibirec

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 март 2015 06:30 - 20 март 2015 06:33 #28367 от sergey75
549 написал:
«Летом 1838г. войска Кенесары сосредоточились у Акмолинской крепости. 7 августа после ожесточенного штурма крепость была взята, все укрепления срыты, а постройки сожжены. Комендант крепости Карбышев и султан Конуркульджа под покровом ночи сбежали», «...до поздней ночи продолжалась перестрелка, пока не был убит последний защитник… Дымящиеся развалины оставались там, где вчера еще стояла Акмолинская крепость…» - эти строки взяты из художественного произведения И. Есенберлина «Кочевники» и с легкой руки писателя стали теперь приниматься за исторический факт! [Роман-трилогия С.72-73,78,86,89,99].

Хотел бы развить эту тему, люди должны знать, что было на самом деле (и почему иногда пишут на эту тему глупости):

Казахский султан Кенесары Касимов был, безусловно, личностью талантливой и энергичной, много хлопот сибирским и оренбургским казачьим линиям доставившей в период с 1837 по 1847 годы. Кенесара вынашивал планы стать ханом всех трех казахских Жузов, но так и не смог довести свои начинания до конца. Однако временами он создавал настолько острые ситуации, наводя ужас и устраивая террор у подвластных России казахов, что это могло отколоть последних и сделать их подданными Кенесары.

К примеру, у многих казаков из формулярного списка 2-го Линейного Сибирского Казачьего полка за 1845 г. мы встречаем такую запись: «1838 года с 15 мая по 21 октября находился на усилении Акмолинского отряда». Здесь речь идёт о набеге Кенесары Касимова с сильным отрядом казахов на Акмолинское укрепление, которое иногда в современных источниках называют крепостью, хотя собственно само строительство крепости началось лишь в следующем 1839 г., из-за опасения дальнейших нападений Кенесары. Как нам известно, майский набег кочевников был для них неудачным. Полутора тысячному отряду Кенесары, несмотря на большое численное превосходство, не удалось ни с налета, ни осадой взять Акмолу. В 1838 г. это укрепление представляло собой всего лишь несколько казарм из дикого камня-плитняка, в одной из которых располагался караван-сарай. При нападении неприятеля в укреплении находилось всего лишь 80 казаков под командой есаула Гаврилы Григорьевича Чирикова. Он грамотно организовал оборону. Казаки наскоро загородили телегами проходы между казармами, устроили завалы из дров, на ключевые позиции были поставлены пушки, создана круговая оборона, через которую джигитам Кенесары прорваться не удалось. Степняками были лишь сожжены 5-ть бревенчатых домов, стоявших на отшибе, так называемая Слободка (из которой в последствие и вырос город Акмолинск). Но жители её спаслись, заблаговременно уйдя в укрепление. Осада продолжалась 6-ть дней. На 7-е сутки 2-го мая Кенесара вынужден был отступить. При отходе он захватил у казахов-акмолинцев весь пасшийся в степи скот, одних лошадей более 12 000 голов, попутно разорив ближайшие казахские аулы, мстя за их подданство России. Всё это давно изучено, сохранились сведения и в Омском архиве и трудах дореволюционных историков. Все эти данные дают однозначный ответ, что разгрома Акмолинска не было, если не считать пяти сгоревших гражданских домов в Слободке. Была лишь недельная осада, после которой Кенесара вынужден был отступить.

Однако в нынешней казахской публицистике весь это Акмолинский набег представлен совершенно в ином свете. Пишут то ли про май, то ли про август 1838 г., про колоссальную крепость, сожженную сарбазами Кенесары и о вырезанном отряде русских в 500 человек. И хотя в серьезных академических трудах или на исторической странице на сайте президента Казахстана всего этого нет, но в работах доморощенных историков и казахских Интернет-блогах (подозреваю, что и в школах и высших учебных заведениях), всё это обрастает совершеннейшими небылицами. Просто мало кто знает, откуда у этой истории ноги растут.

А ларчик просто открывается. Единственным источником всех этих вымыслов является написанный в Советское время писателем Ильясом Есенберлиным (1915-1983) художественный роман «Хан Кене» (1969), часть трилогии «Кочевники». Понятно, что буйная фантазия писателя всё преувеличила в сотни раз, были выдуманы острые сюжеты и неожиданные повороты событий. Автор, безусловно, имеет на это право, подчиняя всё определённому художественному замыслу. Но другое дело – журналисты, историки, кинодокументалисты, которые опираясь на литературный вымысел, переписывают нашу реальную историю заново, так, как им хочется. Это всё равно, что по американскому кинофильму «300 спартанцев», снятому на основе комикса, изучать историю Древней Греции. Да ещё и убеждать всех окружающих, что именно так всё и было. Забавно, неожиданно, но всё это неправда.

Я читал роман «Хан Кене», описание взятия Акмолинской крепости. Только представьте. Стоит в Степи неприступная российская деревянная крепость высотой 5 сажень (10,5 метров), окруженная глубоким рвом (глубиной 5 сажень и шириной 10 сажень). Сразу возникают вопросы. Сколько леса нужно было пустить на всё это? И где всё это взять посреди голой степи? Какие колоссальные инженерные работы по рытью рва! В Санкт-Петербурге в столице высота стен Петропавловской крепости была всего-то 12 метров. А в Акмоле почти столько же. Это сколько же выходит общая высота стены с учетом глубины рва? 21 метр! Циклопическое сооружение (в духе Древнего Вавилона). Такое с наскока не возьмёшь. И действительно, Есенберлин выдумывает некое «ноу хау» Кенесары. «Не привычной – плечом к плечу – конной лавой мчались на приступ джигиты Кенесары, а разомкнутой цепью, держась на десять-пятнадцать саженей друг от друга (прим. - 20-30 метров!). И не бросились они в ров, не подставили себя под картечь и ружейный огонь, как обычно, а выпустили стрелы и отхлынули назад, в оставленные проходы, освобождая место другим. … Солнце уже поднялось над крепостью. Десятки убитых и раненых солдат оттащили со стен к казармам, а живой прибой не ослабевал». Что же дальше? Джигиты поджигают ворота, те прогорают и сквозь проломы кенесаринцы врываются в крепость, устраивая страшную бойню гарнизону и гражданскому населению, не щадя ни женщин, ни детей. «Не пощадили ни юных, ни старых. Стоны и плач неслись со всех сторон. Только к утру прекратились грабеж и насилие. Дымящиеся развалины оставались там, где вчера еще стояла Акмолинская крепость». Фенимор Купер и Майн Рид отдыхают. Ладно, оставим в стороне грабёж и насилие. Всё, вероятно, в рамках художественного замысла автора. Вернёмся к якобы «ноу хау» Кенесары. Мягко говоря, странная картина. Пять тысяч (вместо полутора, как было в реальной жизни) джигитов у Есенберлина скачут не толпой, а строем с выдуманным писателем интервалом в десятки метров, чтобы по ним якобы не возможно было стрелять картечью. Это, извините, как? Но есть ведь еще и ружья! И с каких пор дальнобойность луков стала превышать дальность выстрелов у ружей и пушек? Казахи наносят урон защитникам крепости, а сами невредимы. Ответы на все эти вопросы, как говорится, история умалчивает. Это из серии чего-то совсем фантазёрского. Типа верьте автору или не читайте книжку. Почему-то пушки у русских в толпу кочевников начинают палить не картечью, а ядрами (хотя в одиночных киргизов почету-то всё-таки лупят картечью). Писатель пишет, что хотя войсковой старшина Карбышев (которого здесь, кстати, и не было, обороной руководил есаул Г.Г. Чириков) и был опытным воином, но в этот раз совсем растерялся, сплоховал. Спрашивается: что это вдруг? Десятки лет на службе, множество степных походов, не первое усмирение мятежников, как пишет сам автор, и вдруг – пшик! Неправдоподобно. Геомагнитная буря, что ли? Ну, то, что батыры казахские все как на подбор, так это ладно. Мне не жалко. Так почему же русские так слабо описаны? И гибнут сотнями. И крепость выгорает дотла. И людей, и лес, из которого построили такую махину – всех жалко. Прямо беспощадный какой-то писатель. Пять сотен русских положил. Но таких воинских сил в Степи тогда ещё не было, чтобы содержать их в таком количестве в каждом внешнем округе и укреплении. Почти через 10 лет на 5 декабря 1846 г. в той же Акмолинской станице проживало и несло службу всего 346 казаков (от мала до велика), формировавших одну строевую сотню. И с весны по осень там же несли службу еще несколько сотен солдат. И это в самый пик войны с Кенесарой, когда у него уже было порядка 10 тыс. джигитов. Поэтому совсем неслучайно в формулярках у казаков 2 СЛК полка записано, что они с мая по октябрь 1838 г. посылались на усиление Акмолинского отряда, т.к. своих сил у укрепления было недостаточно (понятно, всего-то 80 казаков). Всё действие в романе, кстати, происходит в августе. После Акмолы отряд Кенесары у Есенберлина отправляется на юго-восток и там якобы снова берёт приступом и сжигает уже Актавское укрепление, и огонь пожарища опять полыхает над Степью. Чего в реальной истории так же не было. А был совсем короткий эпизод, когда Кенесара с наскока попытался-таки овладеть Актавом, получил отпор, и, не задержавшись ни на час, тут же растворился в Степи.

В общем, много надуманного, странного, фантастичного, перевернутого с ног на голову, звучащего по-дилетантски. Но, что говорится, написано пером, не вырубишь топором. Вот и растекаются по просторам Интернета есенберлинские вымыслы. И подхватывают их такие же любители рассказов «погорячее» и несут дальше.

Смешно думать, что Россия четверть века назад сломавшая хребет самому Наполеону, для которой Бородино и батарея Раевского совсем не пустой звук, вдруг по какой-то надуманной Есенберлиным причине не в состоянии обучить сибирских артиллеристов не только стрельбе, но и тактике ведения пушечного боя. Абсурд! Это при том, что значительное число русских офицеров из сибирских подразделений были в молодые годы непосредственными участниками войны с французами, и они не только прогнали захватчиков из России, но и брали в 1814 г. Париж и разбивали свой бивуак на Елисейских полях. При этом писатель сам говорит, что Карбышев (которого, как мы знаем, в Акмоле не было) был опытнейшим воином, десятки лет успешно воевавшим с кочевниками. И таких офицеров в войске было предостаточно. Боевых, матёрых, способных передать свои навыки подрастающему поколению. Не будем забывать и про Омский кадетский корпус – кузницу кадров сибирского казачества.

Или просто давайте на минуту абстрагируемся и представим, что 500 человек (солдат и казаков) укрылись в неприступной крепости, вокруг которой кружат как коршуны несколько тысячи Кенесаринских джигитов с луками и стрелами. Очевидно, что после 5-6 прицельных ружейных залпов защитников крепости от конницы нападающих не останется и половины способных держаться в седле. А несколько залпов картечи 4-х пушек крепости просто сметут их остатки и развеют по ветру, не оставив и воспоминаний о нелепом рассказе писателя о взятии Акмолы.

Но, не суть. Из данных формулярок приведенных выше следует, что усиление Акмолинскому отряду было командировано 15 мая, и снято только 21 октября, т.е. когда уже пришли устойчивые холода и большим отрядам Кенесары передвижение по степи из-за отсутствия корма лошадям, сделалось невозможным. Кенесара должен был отступить далеко на юг к местам зимовки. Выходит, что укрепление просто не могло быть физически разрушено ни в мае, ни в августе. Иначе нечего было бы защищать. Что, несомненно, было бы отражено в донесениях, а этого мы не наблюдаем. Да и казаки из приведенной формулярки остались живы, дали многочисленное потомство, эти потомки и нашли более чем через 150 лет упомянутую формулярку в Омском архиве, что так же впрямую подтверждает, что разгрома Акмолы не было, а были лишь литературные фантазии на эту тему писателя Ильяса Есенберлина. А иначе бы и этих потомков казаков из 2 полка тоже не было. Это, пожалуй, самый весомый аргумент во всей этой такой простой истории.

См. ГАОО, Ф.67 оп.1 д.487. Формулярные списки полков Сибирского Линейного Казачьего войска. 1845 г.
Последнее редактирование: 20 март 2015 06:33 от sergey75.
Спасибо сказали: Patriot, Таран, bgleo, svekolnik, sibirec, Alegrig, Сильвестр, Куренев, Нечай, evstik у этого пользователя есть и 4 других благодарностей

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
21 март 2015 05:17 #28396 от GalinaPavlodar
Разделяю ваше возмущение. Именно поэтому отрывок из романа Есенберлина "Кочевники" я поместила в разделе "Казачество в художественной литературе", а не в каких-то других темах. Потому что понимаю, что это художественный вымысел, а не исторический документ. Но писателю это простительно. А у нас сейчас многие историки со степенями и званиями не гнушаются тем, что подменяют историческую правду, либо подтасовывают факты, выдавая их за правду, совершенно не заботясь о каких-либо доказательствах. Им так хочется, значит, так оно и есть. Именно поэтому многие исторические памятники исключены из реестра охраняемых государством и тихо разрушаются, либо варварски сносятся, а на их месте строятся особняки.
Спасибо сказали: bgleo, sergey75, Alegrig, Сильвестр, evstik, suraev

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
21 март 2015 05:43 #28402 от Сильвестр
Немного не в тему !Простите Уважаемые модераторы ! Но касается вышесказанного !
Об образовании Новоишимской линии -ссылка www.altyn-orda.kz/verolomnyj-udar-v-spinu-zaxvat-rossiej-kazaxskix-zemel/ . Комменты печалят !
Спасибо сказали: svekolnik, sergey75, evstik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
23 март 2015 00:14 #28482 от 549
В списке надо бы исправить Рыков на РЫТОВ

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
23 март 2015 02:30 - 24 март 2015 23:47 #28486 от Пётр
Сергей 75,Вы пишите: см.ГАОО, Ф.67 оп.1 д.487. Формулярные списки полков Сибирского Линейного Казачьего войска. 1845 г.
Все хотят Смотреть Все хотят смотреть,но почему-то ,мы с 2012 года ничего не можем смотреть в Омске,Хотя бы ФИО .
В Москве можем читать Формулярные списки ,а в Омске не можем????Наверно там нет потомков из СЛВК,кто нам поможет???

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Последнее редактирование: 24 март 2015 23:47 от svekolnik.
Спасибо сказали: svekolnik, sergey75, evstik, Postmaster

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
24 март 2015 07:38 #28517 от sergey75

Пётр пишет: Сергей 75,Вы пишите: см.ГАОО, Ф.67 оп.1 д.487. Формулярные списки полков Сибирского Линейного Казачьего войска. 1845 г.


Все хотят Смотреть Все хотят смотреть,но почему-то ,мы с 20012 года ничего не можем смотреть в Омске,Хотя бы ФИО .
В Москве можем читать Формулярные списки ,а в Омске не можем????Наверно там нет потомков из СЛВК,кто нам поможет???


Петр Михайлович, ФИО по упомянутому делу № 487 есть в ПОРТРЕТЕ КАЗАКА. Касательно Омска, действительно знакомство с делами из архива происходит только на платной основе (при помощи омских специалистов – частных лиц). Тут выбирать не приходится. У меня иных каналов нет.
Спасибо сказали: svekolnik, Пётр

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
24 март 2015 09:22 #28520 от Пётр
да,к сожалению нашего человека нет. То же, так же этим пользовался

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
24 мая 2016 15:07 #35005 от аиртавич
П.К.Услар. Четыре месяца в Киргизской степи. Отечественные записки, 1848 г., №10."В 1839 г. Кенисара Касымов подходил с двухтысячным скопищем к Ханскому пикету, который находится в 35 верстах от Кокчетау и который был защищен тогда только 18 человеками. Мятежники отступили без малейшего успеха. Удаль и неустрашимость сибирских казаков, заслуживающие чести обратиться в пословицу, производят невероятно сильное моральное влияние на киргизов, которых храбрость весьма односторонняя и, главное дело, кратковременна, как пороховая вспышка".Об авторе. Барон Петр Карлович Услар, русский военный инженер из Тверских дворян, лингвист, этнограф, член-корр РАН. Кратко, но о многом сказано очевидцем тех событий.Честь имею, аиртавич.
Спасибо сказали: Patriot, bgleo, Нечай, Viacheslav

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.